Секс, который мы потеряли

Дмитрий Воденников о самом важном

Ладно, я человек пожилой, мне трудно выносить ту волну негатива, которая обрушивается на меня после выхода каждой моей колонки. Поэтому поговорим о чем-нибудь приятном.

Например, о том, что у вас никогда больше не будет секса.

Нет-нет, не пугайтесь. Не потому, что вы умрете, боже сохрани. Или потому, что что-то случится с вашими возлюбленными. Автокатастрофа или неожиданное психиатрическое ту-ту. Не поэтому. Просто секса больше не будет. С другим человеком. Так — да. А с другим человеком — нет.

Представьте. Вот вы уходите утром от вашей женщины. Или от вашего мужчины. Она или он даже что-то мурлыкают вам вослед. Снимают с вашего плеча невидимую паутинку. Машут рукой из окна. Говорят: «Что тебе приготовить к твоему возвращению?» Или: «А не прибить ли мне новую полочку в ванной?»

А днем вам приходит SMS: «Все кончено. Я ухожу от тебя. Мы расстаемся». И все.

Не важно, почему вас бросили. Не важно, сколько вы промучаетесь после этого. Главное — другое. Вас больше никто никогда не полюбит. Не лягут так больше там, в глухонемой перистой синеве, равнодушные небесные карты. Говорят, каждому человеку выпадает только несколько счастливых взаимных любовных историй. Ну так вот. Ваши истории закончены.

Дело не в вас. Вы еще относительно молоды, неплохо выглядите, полны сил и даже в меру упитанны, а любви нет.

Я всегда думал, что все эти страдания по прерванной любви — удел только женщин. Что мужчина устроен совсем иначе.

То есть он, конечно, мучается чувством вины (чувство вины — это вообще основное, что есть у мужчины, так его задумала эволюция), ощущает себя негодяем, предателем, библейским гадом, но вот страдать по прерванной любви не может. Потому что впереди — тьма возможностей.

Но оказалось, что это не так.

Недавно я разговаривал в сети с человеком, который по глупости (ну бывает у нас такая эмоциональная неряшливость в жизни) разрушил свой брак с любимой женщиной. И теперь она с другим, счастлива и возвращаться не намерена.

А он пьет и мучается.

— Николай, — спросил я его (ну будем считать, что его звали Николай, хотя на самом деле Семен Петрович Веретенников). — А разве это возможно? Ведь это только для женщин работает закон любовной неудачи. А мужчина до 60 лет (если не гей) вполне востребован на огромном рынке любовных отношений. Ведь сколько вокруг вас должно быть притягательных, смеющихся, молодых и не очень женщин, которые будут рады связать с вами свою судьбу! Вы обеспеченны, умны и красивы.

— А мне никто не нужен, кроме нее! — ответил он.

Надо сказать, это меня поразило.

В романе Сомерсета Моэма «Театр» есть известный эпизод.

В нем лучшая актриса Англии Джулия Ламберт после всех позорных треволнений, связанных с ее любовью к молодому заурядному клерку Тому случайно сталкивается перед премьерой очередного спектакля с прежним возлюбленным. И он, одушевленный и этой встречей, и новой взаимной любовью с Эвис Крайтон (хотя в этом смысле его поведение предосудительно, конечно!), и грядущими деловыми перспективами, зовет Джулию подняться в квартиру, бывшую когда-то их райским любовным гнездышком и даже обставленную за счет самой Джулии, и там склоняет 46-летнюю актрису к дружеском сексу.

…Они вошли в комнату, причинившую ей столько радости и боли, и Джулия сразу сбросила с себя платье. Том обнял ее, как раньше, с тем же пылом и страстью, но Джулия ничего не почувствовала. Она возвращала поцелуи Тому из чистого дружелюбия, при этом поймав себя на мысли, что думает не о нем, а о той роли, которую будет сегодня играть. Она как бы раздвоилась.

С одной стороны, она была женщиной, которую сжимал в объятиях ее возлюбленный, а с другой стороны, великой актрисой, которая уже видела мысленным взором огромный темный зал, взрывающийся громом аплодисментов при ее появлении.

Когда все было кончено, Джулия настолько забыла о присутствии Тома, что даже вздрогнула от его голоса.

— Ты меня совсем уже не любишь? — спросил Том.
— Ну что ты! Я тебя просто обожаю.

— Как вы думаете? — спросила моя подруга, с которой мы вспомнили на днях эту книгу. — После этого эпизода у Джулии еще был в ее жизни секс?

— Я думаю, нет, — ответил я.

Вот так и у вас.

Сейчас вы дочитаете мою субботнюю легкомысленную колонку, допьете ваш кофе, доедите слойку «Волшебная» вместо безымянного космополитического круассана, после чего поцелуете вашего мужчину или вашу женщину, скажете «до вечера!» и выйдете по своим делам.

А потом получите SMS.

И вчерашний ваш секс окажется последним сексом в вашей еще очень долгой, надо сказать, жизни. Не вообще последним. А с другим человеком.

Хе-хе.