Арбатские преступники

Виктория Волошина о том, почему почти любому прохожему сегодня можно «пришить дело»

Вообще-то практически любого прохожего на том же Арбате при желании можно за что-то да привлечь.

Ну вот, например, того музыканта, который стоял поодаль от «арбатского мальчика» со скрипочкой. Где лицензия на исполнение музыкальных произведений или договор с мэрией? Нет? Пройдемте. Незаконное обогащение, попрошайничество, нарушение общественного порядка — выбирай статью на любой вкус.

Бабушка при выходе из метро «Смоленская» продает свежую редиску, выращенную на дачном участке. Почему на ярмарке выходного дня место не купила? Злостная нарушительница общественного порядка. Штраф, и пошла вон.

Патрульный гонит бабку, ногой грубо отбрасывая ящик с разложенной редиской (кто не видел такой сцены?). Молодой человек заступается за униженную пенсионерку — дескать, «лучше бы террористов ловили, чем со старухами воевать». Обозленные полицейские просят заступника предъявить документы. «Правда, Петя, он очень похож на того наркокурьера из ориентировки?» — «Правда, Вася». — «Пройдемте, молодой человек, в отделение». А что уж найдут в карманах этого паренька в отделении — кто знает. Перестанет рыпаться — может, ничего не найдут, а так — возможны варианты.

Мужчина в открытом кафе в полемическом задоре громко доказывает окружающим, что Бога нет. Оскорбление чувств верующих. Пройдемте, кощунник.

Его собеседник — тот, что доказывал атеисту, что Бог есть, но ссылался при этом на свидетелей Иеговы, вообще экстремист. После решения Верховного суда, что «Свидетели» — секта, ни полиция, ни ФСБ не обойдут такого «свидетеля» стороной. Прецедент уже есть — буквально на днях в Орле заключен под стражу гражданин Дании, член «Свидетелей Иеговы», обвиненный по экстремистской статье. Был задержан 25 мая во время совместного чтения Библии. Страшный преступник — даже страшнее бабки с редиской.

А в арбатском кафе (название не скажу) к бесплатному вайфаю можно подключиться без идентификации личности. Минимум — административка, максимум — пособничество экстремистам.

Дальше можете фантазировать сами — статей в УК, ГК и КоАП сегодня хватит на всех.

Как говорил друг советских беспризорников незабвенный Феликс Дзержинский, ставший недавно героем сериала на Первом канале про «забытых вождей: «Отсутствие у вас судимости — не ваша заслуга, а наша недоработка.»

А самое печальное, что согласны сегодня с этим постулатом, кажется, не только многочисленные силовики, но и их потенциальные «клиенты». И если завтра выйдет прямое указание: по Арбату ходить молча, не поднимая глаз и не делая резких движений, — боюсь, так и будут ходить, как в тюрьме. Напрочь забыв о презумпции невиновности вместе с Конституцией. Да еще и оправдывая новые правила то сложной международной обстановкой, то необходимыми мерами безопасности, то гражданской обязанностью исполнять закон. Лишь бы не отнеслись к ним «с излишней жестокостью» — очень показательная цитата из письма артистов в защиту режиссера Кирилла Серебренникова, как будто ко всем остальным с «излишней» можно относиться.

Вот это — «дыма без огня не бывает», «не может быть, чтобы взяли ни за что», «где надо разберутся» — синонимы спасительного «моя хата с краю».

Чем очевиднее зло, которому ты не в силах противостоять, тем больше соблазн перекодировать ситуацию, чтобы не сойти с ума.

Мальчик какой-то неадекватный, орет как оглашенный ... Мачеха какая-то неадекватная, ругается как извозчик... Отец какой-то неадекватный, к тому же родом из Киева... Это еще самые мягкие из комментариев к нашумевшей истории про «арбатского мальчика», который читал Шекспира и был задержан полицией по подозрению в попрошайничестве.

Почему же многие так упорно ищут доказательства вины жертв, а не тех, совершает насилие?

Почему пытаются доказать, что «все не так однозначно», хотя в данном случае однозначнее не бывает: полицейские вели себя в отношении десятилетнего ребенка непрофессионально. И в странах с более независимым правосудием нанятые родителями адвокаты засудили бы их за нанесение ребенку психологической травмы на такую сумму, что до конца своих лет патрульные работали бы только на любителя Гамлета.

У нас, подозреваю, в лучшем случае громкую историю просто замнут, в худшем — привлекут мачеху за неповиновение полиции, а то и за оскорбление при исполнении. И это один из ответов на вопрос, почему никто из арбатских прохожих даже не спросил у патрульных, зачем они схватили и тащат в машину ребенка, а отводя глаза, все спешили дальше по своим делам.

Скорее всего, даже самые неравнодушные из них просто быстро просчитали в уме последствия своего вмешательства: от самого невинного (потеря времени, если попросят проехать в отделение в качестве свидетеля) до вполне реальной опасности быть привлеченным за оскорбление людей в погонах, а то и быть спровоцированным на применение насилия к стражам порядка.

Ну вот схватит тебя за грудки патрульный, ты его оттолкнешь инстинктивно и вполне можешь присесть вместе с «неадекватной мачехой» от 15 суток до нескольких лет.

Далее, как пишет в фейсбуке знакомый психолог, «с неизбежностью следует то, что называется в психологии «когнитивным диссонансом». Любого нормального человека, поставленного перед подобным выбором, начинает разрывать на части не меньше, чем заложника, сидящего рядом с обмотанным «поясом шахида» террористом.

А потом начинают действовать те самые защитные механизмы, о которых так много говорят психологи.

Вариаций на эту тему масса:

Рационализация: «криминальный бизнес», «попрошайничество», «защита законов со стороны полицейских».

Обесценивание: «Ну и что тут такого? Зачем делать из мухи слона?», «Да в Америке бы вообще застрелили».

Проекция: «Это все происки гнусных либералов!» и т.д. и т.п.

И все это лишь ради того, чтобы найти компромисс между чувством вины (знакомое психологам слово «аутоагрессия»), если ты пройдешь мимо, — и страхом оказаться вначале под дубинками полицейских, а вслед этим под надсмотром тюремщиков».

Парадокс в том, что страх самим попасть под «каток», который заставляет многих проходить мимо, вовсе не гарантия под него не попасть. Напротив.

Чем меньше гражданского сопротивления ничем не оправданной жестокости и явному превышению полномочий, тем большую безнаказанность ощущают люди при исполнении.

Далеко не каждый готов идти на митинги и вставать в пикеты, а как еще высказать свое несогласие с происходящим, непонятно. Ну, разве что на прямую линию президенту позвонить, говорят, иногда помогает. Или подискутировать в соцсетях, убеждая не столько своих оппонентов, сколько самого себя в том, что все у нас в стране нормально, жить можно.

Это не то что в Америке или Европе, где вообще полный беспредел.

Это не арбатские полицейские не умеют обращаться с гражданами, в том числе малолетними, — это родители за своими детьми не следят. Как будто если мальчик действительно окажется попрошайкой, это автоматически оправдает тех, кто прошел мимо, пока патрульные волокли вопящего ребенка в машину.

Это не ФСБ с «излишней жестокостью» проводит обыск у известного режиссера, как будто он страшный террорист, — это наверняка в бухгалтерии у режиссера не все чисто, да и вообще зачем он деньги у государства брал и на них же власть критиковал.

Это не люди во власти воруют — это ворует тот, кто их обличает.

Это не законы, все чаще вступающие в противоречие не только со здравым смыслом, но и с Конституцией страны, плохи, а слишком много вольнодумцев и критиканов развелось, вот и приходится их урезонивать.

Жить в мире очевидной несправедливости, размытых понятий «зло» и «добро» страшно неуютно — и люди ищут рациональные причины происходящего, только бы не признаваться самим себе в том, что ни себя, ни своих детей они, если что, защитить от произвола не смогут.

Понять это можно. Невыносимо жить с тягостным чувством собственной незащищенности и беспомощности.

Очень хочется убедить себя, что «все не так однозначно». Тогда каждый новый аргумент — мачеха неадекватная, спектакли у режиссера провокационные, международная обстановка сложная — оправдывает личный конформизм. Дает силы жить дальше, пока несправедливость не коснется тебя самого или твоих близких.

А вдруг и вовсе не коснется? Я же вполне законопослушный и адекватный человек... Не то что эти либералы, попрошайки, модернисты, геи и т.д. И вообще надоели вы с этим истеричным «арбатским мальчиком» — мало ли в России нормальных мальчиков.