Солва Расеи

Алексей Яблоков о том, как хорошо остаться в одиночестве

Неминуемо скоро мы со всеми рассоримся и останемся одни. Проснулись, глянули в окно, а там — тихо. Пыль. Голуби. Все ушли. Ушел Opel, ушел SsangYong, закрылся Auchan, пропал Almette с огурцом и без. Синтезатор Yamaha, телевизор Panasonic, даже пылесос Kirby — все исчезли! По телевизору — симфонический концерт.

Свершилось! Особый путь России, о котором твердили историки, наконец расчищен. Можно двигаться дальше — наперекор цивилизации, вопреки теории Дарвина, без усилий и борьбы, на одних рефлексах. Долой пармезаны и лубриканты! Ничего противоестественного.

Мы теперь одни, ничто не отвлекает от исконных занятий. Посидеть на лавочке. Почесать, где чешется. Выкрикнуть, что наболело.

Так до обеда. Потом — сосиски с горошком. Компот из сухофруктов. Тихий час. Вечером — охрана стоянки. Ужин, сон. А дальше — ночь. Какая ночь! За тюлевыми шторами — мат, крики, стоны.

Накинем исподнее, съедим тельное, пойдем в ночное.

Синим троллейбусом поплывем мимо спящих строений «кирпич-монолит». Не снимая с плеча магнитофона «Весна», под бравурные крики «Комбат! Батяня!», ввяжемся в драку у магазина «Трикотаж». И так до утра.

Вы, конечно, скажете: не бездельники же мы. Будем работать и трудиться, как завещали отцы. Конечно, будем, а как иначе.

Со времен Петра Первого вопросов куча — надо решать. Когда хуже, зимой или летом? Давить ли прыщи? Что будет, если помочиться на оголенный провод?

Какой толщины должна быть прокладка головки блока, если при переборке 406-го двигателя взять коленвал от 409-го? Что такое счастье? К чему снится творог? Как отказать парню? Почему так больно?

Вечными вопросами будет заниматься гуманитарная часть населения. Техническая — поднимать металлургию, возрождать легкую промышленность, а там и до автопрома дойдет. Выпустим машину «Лада Тантра» — легкую, соблазнительную. Работает на русском кундалини. Заводится от ласковых слов. И уже не останавливается.

Вкалывать никто не заставляет. Устал — сиди у радиоточки, слушай былины. Чудные былины о прежнем, грозном времени. Сладкоголосые певцы на синтезаторе «Соловушка» исполняют песнь о Хамонище поганом.

Ой да как пришел Хамон Свиное Копыто на Русь, как почал топтать землю нашу, дедами и отцами вспаханную, да как дохнул копченым духом — всех одурманил.

Но встали против Хамонища витязи земли русской — Оснабрюк и Колыба — да и порвали его. Поделом тебе, Копыто, не ходи к нам!

Что еще хорошо — язык очистился от наносного. Сколько ратовали за это — и Карамзин, и Розенталь. Наконец-то!

Больше никакой «франшизы», «бизнеса», «шлагбаума». Новый язык — объединенный славянский.

В газетах только хорошие новости. «Ладмарт Путень и Ыгр Сечн дгвор подпис». «В День преподобной Ынтвы и супруга ея Сплуста патреахл Кейришт пздравих русеян». «Дмитор Пско: «в Крамлы не зрят сериала». «Сргд Сбянд, мыр Маскув: «Солва Расеи!». Вот где счастье.

Конечно, безоблачная жизнь не может длиться вечно. Когда-нибудь снова придут к нам варяги. Смуглые, с женщинами, с детьми. Просунут голову в окно первичного приема и спросят вежливо: не нужен вам автомобиль Opel? Презервативы Durex не интересуют? А мы им: кто к нам с дюрексом придет, тот от него и погибнет. Забыли, нелюди? Это особенность нашей природы. В ней гибнет все. Только мы остаемся. Солва Расеи!