Штатный рефлекс

Ирина Ясина о том, почему российская элита настроена антиамерикански

Почему в российской элите стало модно быть настроенным антиамерикански? Действительно ли элита так думает или это просто риторика текущего момента? Впрочем, даже если просто риторика, вопрос об актуальности и происхождении этой моды тоже любопытен.

Задуматься на эту тему меня заставило исследование, сделанное в петербургском филиале Высшей школы экономики Эдуардом Понариным. Он провел опрос среди представителей элиты различных возрастных групп. Вообще само понятие элиты может подразумевать совершенно разные категории людей. Элитой могут быть всякие профессора, художники-архитекторы и прочие высокоинтеллектуальные члены нашего коллектива. А можно дать ей определение, которое сформулировал мой приятель Мишка: элита — это животноводческий термин, выбранный в качестве самоназвания группой лиц, укравшей сумму денег. Но тем не менее.

По результатам опроса получилось, что самые антиамерикански настроенные граждане родились в 1960-е годы.

Про рожденных в 60-е мне стало особенно интересно, поскольку я сама именно тогда и родилась. И хорошо помню, как в конце 70-х — начале 80-х мечта иметь потертые джинсы, пить кока-колу и слушать песенки на английском языке напрямую означала для нас неприятие затхлой атмосферы позднего СССР и тоску по свободной жизни.

Америка, как антагонист СССР, вполне становилась для нас символом этой свободы. Видимо, поэтому Эдуард Понарин и называет то чувство разочарования и фрустрации, которое возникло у моих ровесников позже, когда они повзрослели, ресентиментом. Типa мы так вам верили и так хотели быть на вас похожими, что когда это не получилось быстро, легко и весело, мы на вас, господа американцы, страшно обозлились.

Довольно простое объяснение, которое придает некий сентиментальный флер, но толком ничего не объясняет. Так откуда этот жесткий антиамериканизм? Может быть, оттого, что было две сверхдержавы? Одна, наша, развалилась, а Америка так сверхдержавой и осталась. И ведет себя нагло, во все дырки лезет. То тебе Югославия, то тебе Ирак… Когда это было соревнованием «кто кого», было все-таки не так обидно.

А есть еще версия, что «кремлевский обком» так боится влияния «вашингтонского обкома» на неокрепшие умы взращенной им самим элиты, что дает волю злобной пропаганде в надежде найти поддержку в широких народных массах.

Кстати сказать, россияне в массе своей к Америке относятся равнодушно и безразлично, как к любому телу, которое далеко и на твой кусок хлеба непосредственно не претендует.

Так вот о пропаганде. Ее поток все-таки формирует повестку дня. Сама я телевизор не смотрю вообще, но иногда нахожу в фейсбуке посты своих коллег по поводу того ужаса, с которым они посмотрели ту или иную кликушескую проповедь на основных федеральных каналах. А дальше возникает тот самый вопрос про то, кто был сначала — курица или яйцо? Так что было сначала — глубокий «народный» антиамериканизм, который возник не после просмотра зомбоящика, а наоборот, антиамериканская риторика верхов наконец возникла, отразив чаяния народонаселения.

Справедливости ради придется сказать, что в массе своей русские люди ничего нового, иностранного, чуждого не любят и воспринимают в штыки. Откуда это пошло — из общины ли, от сталинского «железного занавеса», не суть важно. А важно то, что вместо того, чтобы транслировать людям конструктивные идеи сотрудничества и некоего союзничества, наши верхи продолжают играть антиамериканскую истерику.

Хотя я, честно говоря, уверена, что именно такие «союзнические», партнерские отношения с США нам и нужны. Слабо верится в партнерство и с мусульманским миром по причине уж больно различных ценностей, и с Китаем — не помню, кто именно, но очень хорошо сказал, что отношения России и Китая больше всего напоминают взаимоотношения еды и желудка.

Но вместо того чтобы осознать неизбежность стратегического партнерства с США, наши власти продолжают манихействовать. В ситуации дихотомии жить им проще и привычнее. Мы — хорошие, мы — третий Рим, в отдельные исторические моменты единственная страна, мечтающая о коммунизме во всем мире, а они — плохие. Мы — высоконравственные, они — порочные. И так далее.

Что меня больше всего поражает на мероприятиях в американском посольстве — так это то, с какой искренней радостью с американским послом Макфолом обнимаются наши главные антиамериканисты типа Сергея Маркова.

Про американцев понятно — они дипломаты, им деваться некуда. А вот с нашей стороны какая-то несогласованность выходит. Более решительных выражений я специально не употребляю.

Так откуда в нашей элите берется антиамериканизм? С недвижимостью в Штатах, с запретом на усыновление российских сирот в США, с истерикой по поводу принятия «списка Магнитского», с целой кучей противоречивых действий, комплексов и заявлений. Задайте самим себе этот вопрос.