Экономия добра

Ирина Ясина о Лере из деревни под Луганском

Со времен Советского Союза любой гражданин, у которого не отшибло память, знает: случись что, экономить начнут не на ракетах, а на самых слабых и беззащитных. И хоть прошло 25 лет с момента, когда эта империя исчезла с карты мира, но ничего не изменилось в мозгах власть имущих.

Не так давно в недрах Министерства труда и соцзащиты появился проект, который предлагал увеличить срок службы ТСР (технические средства реабилитации) с пяти лет до восьми. А средства реабилитации «второго вида» — с трех штук в день до двух.

Вся эта канцелярщина нуждается в пояснениях.

Технические средства реабилитации — это инвалидные коляски, протезы, трости и прочее, что выдается инвалидам нашим государством. Не знаю, может быть, хорошая немецкая инвалидная коляска и может прослужить дольше чем пять лет. Но хорошие немецкие выдаются нечасто. В основном инвалиды снабжены китайскими, которые через два года уже нуждаются в ремонте, а то и замене.

Еще интереснее со средствами реабилитации «второго вида». Это памперсы, подгузники, абсорбирующее белье. Продление срока их службы означает, что бабушкам и дедушкам в домах престарелых предлагали менять памперсы не три раза в день, а два. Для того чтобы «хватало», стариков надо очень мало поить. А значит, через какое-то время у этих стариков начнется обезвоживание, обострятся хронические болезни. То же самое касается и детей-инвалидов в детских домах.

К нашему счастью, прежде, чем быть принятым, проект приказа вывесили для общественного обсуждения. В процессе обсуждения его закидали тухлыми помидорами, а на головы его создателям полились кипяток и горячая смола. И

оказалось, что чиновники иногда боятся того, что называется мнением общественности.

В результате обсуждения было решено оставить все как было.

Кто та «общественность», которой не все равно? Это обыкновенные люди, которые работают волонтерами в домах престарелых, хосписах, благотворительных фондах. Знаете, о чем они сейчас думают? Они думают о девочке Лере. Конечно, не о ней одной, но о ней особенно.

Лере Волковой сейчас 13 лет. Все в ее жизни не складывается так, как хотелось бы. У нее тяжелое генетическое заболевание — муковисцидоз. Лерой совершенно не интересуются ее родители, а опекает ее только бабушка.

Лера живет в деревне под Луганском. И до войны лечить ее было совсем нелегко, а уж во время войны...

В поле зрения московских благотворительных фондов Лера попала примерно два года назад. Весила она около 30 кг, и на родной Украине что-то совсем не ладилось с ее лечением. В Москве два фонда — «Кислород» и «Конвертик для Бога» — взялись Лере помогать. Ее госпитализация в РДКБ стоила около 200 тыс. руб. за двухнедельный курс лечения. Но это было до войны и до экономического кризиса в России.

Сейчас ее намного сложнее привезти и намного дороже лечить. Лекарства все импортные. Отечественных аналогов либо нет, либо они девочке не подходят. Госпитализация выросла в цене. Лерина койка стоит 9 тыс. руб. в день без лекарств, а бабушкина, которая раньше была бесплатной, теперь стоит 1,5 тыс. руб. Лекарства дешевле искать самим, а не покупать через больницу. Вот и ищут, у кого что осталось, по знакомым аптекам, по больным с таким же заболеванием. Цель — дотянуть Леру до 18 лет, тогда можно делать пересадку легких.

Помогают не богатые или бедные. Помогают добрые. И неравнодушные. Им все равно, откуда девочка, из Луганска или из Львова. Но деньги еще не собраны. Нужна помощь. И нужна скорее.