Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram
Новые комментарии +

Дядя Ваня — самурай

Анонс фестиваля «Золотая маска»

Стартует двенадцатый фестиваль «Золотая маска» — с десятилетней Алисой Фрейндлих, щиколотками Николая Цискаридзе и без скандалов.

Нынешняя «Золотая маска» — уже двенадцатая. Все каждый раз спрашивают: ну, что в этом году на ней необычайного, есть ли скандалы? Нет вроде необычайного ничего, да и скандалов, похоже, не будет — разве что если жюри передерется.

Что касается конкурса в драматическом театре, в котором, как принято считать, у нас располагается главная интрига, то в этом году он и впрямь не поражает воображение. В номинации «спектакли большой формы», что редкость — московских спектаклей почти нет. Разве что фоменковские нежные «Три сестры» да серебренниковский «Лес», перетаскивающий пьесу Островского в советские 70-е годы, а в финале даже превращающий недоросля и выскочку Буланова в самого президента Путина. Но у многих театральных деятелей старшего поколения отношение к мхатовскому «Лесу» настороженное — он им кажется почти капустником, так что имеет ли шансы на победу спектакль, который критикой был дружно признан лучшим спектаклем прошлого сезона, — неизвестно. Из приезжих спектаклей большой формы главный хит, пожалуй, питерский «Оскар и Розовая Дама» с Алисой Фрейндлих в роли десятилетнего мальчика, умирающего от лейкемии, и его грубоватой и мудрой няни.

К этой сентиментальной пьесе можно относиться по-разному, но увидеть, как безо всяких трюков, на одном мастерстве, одна из лучших отечественных актрис мгновенно превращается из ребенка в старуху — стоит.

Из оставшихся спектаклей большой формы один — экзотический тувинский «Король Лир» из Кызыла и два — из Омска. Этот город знаменит хорошими актерами, так что тем зрителям, которые знают толк в актерском театре и умеют упиваться неспешными взаимоотношениями людей в исторических костюмах, стоит на них сходить. Спектакль «Чудаки» Анатолия Праудина — более подробный, медлительный, «Вишневый сад» Евгения Марчелли — энергичный, с несколькими очень занятно придуманными режиссерскими «штуками» (вроде того, что во втором акте, как только объявляют, что героям через несколько минут надо ехать на станцию, на заднике-экране светящиеся цифры начинают бежать, показывая обратный отсчет времени, и спектаклю приходится нестись вскачь в финалу, чтобы успеть закончиться, когда счетчик покажет «0»).

Среди драматических спектаклей «малой формы» как раз больше всего москвичей. Тут и еще один спектакль Кирилла Серебренникова в МХТ — заводной и шокирующий непривычных зрителей бешеной сценической матерщиной «Изображая жертву». Есть «Сцены из деревенской жизни» Юрия Погребничко — сделанный в японском духе спектакль по «Дяде Ване», где обычный зануда профессор Серебряков превращен в старого самурая (его играет Алексей Левинский). Из неожиданностей — «Мальчики» Сергея Женовача, студенческий спектакль только в этом создавшего свой театр актерско-режиссерского курса РАТИ. («Мальчики» поставлены по «Братьям Карамазовым», взят сюжет вокруг капитана Снегирева). Факт студенческой постановки в конкурсе «Маски» — новость, впрочем, в нынешнем фестивале есть и еще один учебный спектакль — в номинации «Новация».

Из знаменитостей среди постановок «малой формы» — Марина Неелова, играющая Акакия Акакиевича в «Шинели» Валерия Фокина на сцене «Современника». Велика вероятность, что, выбирая лучшую актрису, жюри придется сравнивать Фрейндлих с Нееловой.

В этом случае ему придется нелегко: «Шинель» — спектакль довольно тяжкий, но у Нееловой, играющей старичка-младенца, очень похожего на Акакия из мультфильма Норштейна, там работа очень изощренная. Привозной «малой формы» будет только две — питерское «На дне» режиссера-врача Льва Эренбурга — спектакль одновременно сентиментальный и брутальный, не стесняющийся никаких физиологических проявлений: молодые актеры с готовностью обнажаются, рыдают, блюют, впадают в истерику, изображают сумасшедших и больных. Впрочем, сами при этом остаются все такими же милыми и симпатичными. А самый эффектный и, на мой взгляд, сильный привозной спектакль в драматическом конкурсе «Маски» — стриндберговская «Фрекен Жюли», опять из Омска, поставленная все тем же нарушителем устоев Евгением Марчелли, которого уже много лет считают одним из лучших режиссеров российской провинции, но спектакли его в Москве почему-то неизменно не удаются. Так вот, «Фрекен Жюли» с ее грубовато-яростным героем, которого играет уже номинировавшийся на «Маску» Виталий Кищенко, — спектакль такой витальной силы и мощного эротического напряжения, какого в столице уже давно не приходилось видеть.

Теперь о куклах. Спектаклей будет всего три, все привозные и на все стоит посмотреть. Питерский «Гадкий утенок» — для самых маленьких, года по четыре, что большая редкость даже в кукольных театрах. «Я пишу тебе в первый раз» знаменитого Евгения Ибрагимова из Абакана — уже кукольное переложение все той же чувствительной истории об Оскаре и Розовой Даме. И тут тоже волшебство — на крошечных и совершенно живых кукол смотришь, не отрываясь. А «Поющая стрела» из Улан-Удэ — славная, с большим юмором сделанная история, составленная из нескольких бурятских легенд, с гротескными разноразмерными куклами, которых водят совсем молодые актеры, недавно закончившие факультет кукольного театра в Питере.

В номинации «Новация» на этот раз почти одни москвичи. «Бытие № 2», поставленное Виктором Рыжаковым по тексту Ивана Вырыпаева (который сам он выдает за текст некоей душевнобольной А. Великановой) — весьма необычное и драйвовое произведение, соединяющее сцены, происходящие между женщиной и Богом (он же ее врач) и скандальными зонгами, которые распевает между эпизодами сам Вырыпаев под аккордеон. «Смерть Полифема» театра «Тень» — очередная фантазия Майи Краснопольской и Ильи Эпельбаума на темы своего крошечного Лиликанского театра. Теперь в бархатно-барочном здании, целиком умещающемся на столе, танцуют настоящий классический балет на античный сюжет.

А великана Полифема среди балерин размером со спичку танцует премьер Большого Николай Цискаридзе (правда, большую часть действия мы видим лишь его ноги, да и то — немногим выше щиколотки).

«Недосказки» Дмитрия Крымова — тот самый второй студенческий спектакль. Крымов, преподающий у художников театра в Школе-студии МХТ, сделал со своими студентами удивительный спектакль, использующий не столько сюжеты, сколько героев знакомых сказок, причем персонажи эти создаются прямо на сцене из предметов и тел, которые тоже используются как подручный материал и даже холст (лица рисуют на спинах, плечах и даже ладонях), а истории получаются довольно страшными. А единственная привозная постановка среди «новаций» — питерская «Между собакой и волком» Андрея Могучего по Саше Соколову. Она не так давно приезжала в Москву — на фестиваль NET, и тогда это густое театральное варево, где актеры, музыка, оживающие картины Брейгеля и барахло, найденное на свалках, нерасчленимо существовали в пространстве, одновременно мифологическом и земном, произвело очень сильное впечатление.

Ну а результат всех этих показов (если вы не забыли, «Золотая маска» одновременно является и конкурсом) мы узнаем на церемонии закрытия фестиваля, 17 апреля. Вот тогда, возможно, и мы и будет присутствовать при настоящем скандале. А может, и обойдется.