Морской ремикс

Вышла книга Реверте «Мыс Трафальгар»

Новый роман Артуро Переса-Реверте «Мыс Трафальгар» оказался кавер-версией его первой книги.

Российские издатели грустят — запасы зарубежных писателей практически истощились. Шахты выработаны, а новых пока не найдено.

Тройка самых продаваемых в России иностранных авторов состоит из Паоло Коэльо, Харуки Мураками и Артуро Переса-Реверте (Джоан Ролинг трогать не будем, это все-таки специфический случай). Почему именно это трио полюбилась россиянам — не знает никто, маркетологи лишь разводят руками. Но ни один другой импортный писатель так и не приблизился к ним по тиражам.

И деньги вкладывали немалые, и имена подбирали громкие, и жанры схожие — но раскрутить хоть одного переводного автора до этого уровня так ни у кого и не получилось.

И это очень грустно, потому что 2006 год издатели обведут в календаре траурной черной каймой. Все трое закончились одновременно. Пару месяцев назад «София» выпустила последний из неизданных в России романов Коэльо — его дебютное творение под названием «Дневник мага», хотя во всем остальном мире эта книга известна как «Паломничество». Больше издавать нечего, залюбленный россиянами бразилец новых книг не обещает, пишет колонки в газете «Труд» и собирается на Дальний Восток за туманом и за запахом тайги.

Тогда же, в марте, с нами простился и Харуки Мураками. Имеющееся на сегодняшний день наследие исчерпалось переводом документального повествования «Подземка» — многостраничное описание теракта, произведенного в токийском метро членами секты «Аум Синрикё».

Теперь нам делает ручкой и Артуро Перес-Реверте.

Недавно вышедший «Мыс Трафальгар» — последний по времени написания роман знаменитого испанца. Правда, в апреле должны была выйти новая книга под названием «Баталист», но она не считается — ее и соотечественники автора прочитать не успели. Хотя с русским переводом не задержится — Реверте у нас переводят «с колес», поэтому «Баталиста» обещают выпустить осенью. «Мыс Трафальгар», впрочем, тоже не задержался — российское издание стало первым после выхода книги на родине автора.

Жанр «Трафальгара» с предельной ясностью обозначил сам автор, аккуратно подписав после названия: «Морской роман».

Не иначе как радея в пользу самых дремучих и ленивых читателей. Потому что даже тем, кто ни разу не слышал о Трафальгарской битве, достаточно просто открыть книгу. С вероятностью в восемьдесят процентов вы прочтете что-нибудь вроде: «Мичман Бартоломе Линарес через переговорное устройство выкрикивал распоряжения своему помощнику и рулевым, находящимся в рубке под ахтердеком, рядом с нактоузом и штурвалом. А десять комендоров, приставленных к карронадам, уже зарядив оба орудия бакборта, сейчас готовят к стрельбе орудия правого».

Итак, перед нами рассказ о величайшем морском сражении Наполеоновских войн между английской и испано-французской эскадрами, состоявшемся 21 октября 1805 года вблизи мыса Трафальгар. Именно о сражении, только сражении и ни о чем, кроме сражения.

Никаких отсылок к прошлому, никаких параллелей с настоящим, никаких лирических отступлений. Все по-честному — история начинается с обнаружения противника, заканчивается разгромом.

Все очень правдиво — в послесловии автор категорически настаивает: «Рассказ вполне достоверен, ибо он основывается на реальной, обширной и непосредственной документации: 21 октября 1805 года испанские, французские и английские моряки — железные люди на деревянных кораблях — сражались и умирали именно так». В доказательство — обширный список проштудированных архивов, фамилии добровольных помощников-специалистов и ворох приложений, карт и схем с детальными описаниями — где на корабле шкафут, а где верхний крюйсель.

Единственная вольность, которую позволил себе автор: к тридцати трем сражавшимся на Трафальгаре кораблям испано-французского флота он присоединил тридцать четвертый — выдуманную им 74-пушечную «Антилью» под командованием дона Карлоса де ля Роча. О судьбе которой, собственно, и рассказывается в романе.

Рассказывается вполне традиционно для Реверте. С умело закрученной динамикой повествования, которая, набирая и набирая ход, к кульминации достигает высот неимоверных. С его традиционно-пацифисткой демонстрацией, что война — немыслимая дикость и все эти реки крови и километры выпущенных кишок даром никому не нужны. С противоречащим этому тезису неподдельным восхищением героизмом и стойкостью испанцев. С особенно любимыми русским читателем пространными рассуждениями о Родине, которая плевать хотела на своих детей, а павшим и искалеченным за нее сынам даже пенсии приличной не положит, а бросит помирать в нищете.

Рассказывается вполне умело и захватывающе, вот только ощущение дежа вю никак не оставляет.

Но стоит лишь вспомнить первую книгу Переса-Реверте «Гусар», как сразу все становится на свои места. Именно в нем все и читано.

Та же самая война. Тот же принцип — «одно сражение». И даже отступления — те же самые. И про дурацкий альянс Испании с наполеоновской Францией, возложивший множество испанских жизней на алтарь амбиций французского недомерка. И про бессмысленную мясорубку. И про безнадежный героизм. И про мачеху-Испанию. И про прозрение романтика-новобранца — всего и разницы, что в «Гусаре» был юный подпоручик Фредерик Глюнтц, а в «Трафальгаре» — молодой гардемарин Хинес Фалько.

И сразу понятно, зачем Реверте понадобилось эта дурацкая приписка «морской роман». Потому что брат-близнец «Гусар» — роман сухопутный.

Круг замкнулся. Реверте издался.

Артуро Перес-Реверте, Мыс Трафальгар. М.: ЭКСМО, 2006.

Картина дня