Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Гроссбухом по масскульту

Книга Александра Долгина «Экономика символического обмена»

Вышла в свет книга Александра Долгина «Экономика символического обмена», которую трудно не заметить.

В эпоху расцвета «транспортной» литературы 600 страниц далеко не карманного формата — это уже вызов. В особенности, если учесть, что это не собрание сочинений, а фактически отчет по исследовательскому проекту. Его прикладной характер заметно контрастирует с фундаментальным экстерьером. Что, по-видимому, неслучайно.

У автора книги как минимум две ипостаси. С одной стороны, Александра Долгина знают как президента фонда «Прагматика культуры», под чьим патронажем иногда издаются умные книжки и ежеквартальный журнал «Критическая масса». Публичной репутации Долгина способствует также должность профессора Высшей Школы Экономики. У него там есть целая кафедра все той же «прагматики культуры», где занимаются не совсем понятными вещами. Но на то и новая дисциплина, чтобы ретрограды пожимали плечами.

Экономика свободного времени, потребление культуры и проблемы ее конвертирования — это непривычно, странно, слишком эффектно для специалистов, слишком сложно, да и просто не нужно для всех остальных.

Так ли это? Долгин и его команда считают, что не совсем, и пытаются это доказать.

Теперь о том, что «с другой стороны». Там простирается сфера бизнеса, которая читающей публике совершенно неизвестна, а по большей части и не нужна. В журнале «Отечественные Записки», распространяющемся исключительно по подписке, в разделе «Авторы» уточняется, что Александр Долгин — председатель совета директоров ОАО «НПО «Магнетон». Это все, что можно найти, задавшись вопросам, на какие средства существует фонд «Прагматика культуры». Такой союз все еще в новинку как для отечественных предпринимателей, так и, в особенности, для деятелей культуры, при случае проклинающих «мир чистогана». А предприниматель, не просто дающий на что-то деньги, но и сам подключающийся к процессу их полезного освоения, — ситуация редкая, если не уникальная.

В новой книге представлена ипостась «культурного агента».

Этого персонажа отличает самоуверенность, умеренная агрессия, подчеркнутая новизна и эксцентричность идей, их продуманное позиционирование (СМИ, академические и образовательные институции). Вместе с тем, до последнего времени все эти практики представали в разрозненном виде. Манифест, опубликованный Долгиным в 2002 году небольшой книгой, шумного резонанса не получил, хотя термин «прагматика культуры» и замелькал с тех пор в культурной критике (некоторое время одноименные рубрики работали на сайтах Globalrus.ru и Polit.ru). С течением времени бессмысленность постатейного изложения идей стала очевидной. Неслучайно Долгин признается в этом со ссылкой на беседы с Григорием Ревзиным, чей сборник «На пути в Боливию» является только частью массированного выступления журнальных критиков в книжном формате, о котором заговорили еще в прошлом году. Словом, книга — снова лучший подарок. Тем более, когда есть возможность сделать ее такой же большой, как цветочные букеты, что продаются на московских улицах.

С величиной вышел явный перебор. Читать это можно только за письменным столом, да еще и с конспектом.

Вероятно, «щадящий» формат первой книги оказался для достижения успеха недостаточным. На помощь пришел буквализм — книга прибавила в весе. Но даже не самый внимательный читатель заметит, что под названием, отсылающим к французской постмодернистской социологии, угнездилось несколько самостоятельных книг. В предисловии автор называет такую структуру «спиралевидной». Мотивы везде одни те же, чуть-чуть разнится материал и перспектива рассмотрения. Сначала рынок звукозаписи, далее потребление кино, еще дальше репутация брэндов в мире моды, наконец рыночные методы измерения культурных ценностей. Везде повторяются мысли об ухудшающем отборе, изоляции потребителя от рынка в качестве агента влияния, произвольности символических репутаций, невозможности в итоге оценить тот или иной товар. Пусть Жан Бодрийяр нам уже давно объяснил, что живем мы в мире фетишей, а не вещей, а деньги — это главный симулякр, но мы все равно продолжаем верить, что деньги плохо ладят с культурой, поскольку это разноприродные сферы.

Долгин объясняет куда более убедительно: плохо ладите — сами виноваты. Давайте, стало быть, разбираться.

Такую стратегию нельзя не приветствовать. Только часто ловишь себя на том, что пока больше внимания привлекают афористические формулировки. Вроде того, что «грубый и прямолинейный язык денег пересиливает тонкие и витиеватые языки художественных практик». Или: «Ритмы новаций вообще часто диктуются необходимостью упразднять достижения конкурентов». Может, для экономиста все это азбучный уровень. Но для гуманитария — своевременная прочистка мозгов. Разве что многократность утомляет. Не говоря уже о страшных графиках и формулах в приложении. Его-то уж точно надо было издавать для другой целевой аудитории.

Пожалуй, наибольший резонанс может вызвать одно простое наблюдение: «деньги часто уплачены, а удовлетворением и не пахнет».

Продажа принципиально разных культурных продуктов производится за одинаковые деньги. Зритель, как показали эксперименты фонда, готов доплатить за качество, тем более, на фоне разрекламированной галиматьи, после которой остается только сожалеть о выброшенных деньгах, а жаловаться некому. В 2003 году в ряде кинотеатров Москвы зрителям на входе вручался конверт с шестью купюрами по 10 рублей. Принцип был неожиданный. Фильм нравится — доложи свои деньги (от одной до пяти купюр в зависимости от вынесенного балла), фильм не нравится — забери деньги по той же схеме. Вопреки ожиданиям, совсем немногие зрители забрали все деньги без комментариев. Остальные проявили устойчивый интерес. Аналогичный опыт был проделан и с театральными билетами.

В результате был сделан вывод, что «проблема потребительской навигации — центральная в современной культуре».

Опыт не имел продолжения. Возможно, система проката к таким «подаркам» просто не готова. Но Долгин сотоварищи верят, что скорректировать механизм дурной бесконечности можно. Не так уж это и утопично. Известно ведь, что окупается примерно 2% инвестиций в поп-музыку и один фильм из тридцати имеет минимальные стартовые амбиции в сфере искусства. Долгин предлагает потребителю объединяться и вникать в экономическую подоплеку собственных предпочтений. Кто знает, может, человечество умнеет. Тогда и толстенный гроссбух — не беда.

Александр Долгин. Экономика символического обмена. М.: Инфра-М, 2006. 632 с.