Новости

Cредь арыков и аллей…

Выставка «Аллеи культуры, лужайки отдыха»

На выставке «Аллеи культуры, лужайки отдыха», посвященной садам и паркам в русском искусстве, и культуры, и отдыха оказалось предостаточно.

В галерее «Ковчег» открылась выставка «Аллеи культуры, лужайки отдыха». Несмотря на хулиганствующее название, никаким эпатажем на выставке и не пахнет. Напротив, выставка получилась весьма уютной, располагающей к неге и довольству.

Эта экспозиция уже шестая в ряду «тематических» выставок «Ковчега». До этого мучимые любовью к культуре повседневности кураторы галереи устраивали выставки «Память нёба» (еда в российском искусстве), «Сто лет с огоньком» (курение и курильщики как предмет изображения), «На солнечном пляже в июне...» (отдых у воды в искусстве ХХ века), «Слушали — постановили» (собрания и заседания в живописи), «Желтые страницы» (газета и изобразительное искусство ХХ века).

Теперь устроители озаботились парками и садами.

А что? Культурный символ далеко не из последних. Сады и парки — давно плоть от плоти нашей культуры, пропитавшие ее насквозь — «темными аллеями» и «парком Чаир» начиная, разделом «Парк культуры» «Газеты.Ru» заканчивая. Они проходят через всю нашу жизнь, от мороженого, купленного папой, до любимого приюта пенсионера — лавочки на аллее.

Как выяснилось на выставке, не только через жизнь, но и через век как минимум. Все начинается еще дореволюционными нулевыми-десятыми, мирискусниками Константином Сомовым и Александром Бенуа. Вернее, даже работами конца XIX века, несмотря на строго фиксирующий время подзаголовок «Аллей культуры, лужаек отдыха» — «Сады и парки в российском изобразительном искусстве XX века». Элегические аллеи, старинные парки, модные дамы, кружевные зонтики и брюки со штрипками.

Потом — революция, постреволюционный агитпроп с плакатами, призывающими в озелененные места, где не бывает «туберкулеза, дизентерии и кровавого поноса».

Естественно, сталинские пасторали — неоампир, строгость линий, много зелени, счастливые лица, красные галстуки, мудрые вожди. На картине 1937 года «Хрущев и дети» будущий «кукурузник» еще с прической, пусть и в панике отступающей, а на цветочном панно «Портрет товарища Сталина (из ковровых растений)» подписанный снизу «капитан Страны Советов» напоминает кого-то из героев Александра Грина, и не только штурвал с надписью «СССР» тому виной.

Впрочем, настраиваться на популярный ныне «соц-арт» не советуем — его на выставке по минимуму. Без победных реляций и бравурных призывов. Даже типичный соц-арт — полотно Константина Корыгина «Дом отдыха Военно-Воздушного Флота в Марфино» — и тот представляет собой не восхищение «сталинскими соколами», а парафраз вечной как мир галантной сцены: авиатор в галифе, укрывшись за мраморными грифонами, подсматривает в бинокль за своим коллегой, кокетничающим с барышней.

Здесь никто ничего не хочет ни превознести, ни обсмеять. Здесь вообще никто не желает победить. Нет ни выигравших, ни проигравших, ни даже первых и последних. В полном соответствии с прежними традициями «Ковчега» здесь все вторые. Только качественное, но без прим и массовки. Большинство экспонатов выставки — или не очень известных художников, или не самые известные полотна мастеров. Как всегда, очень много фактически не появляющейся в Москве живописи из провинциальных музеев. Среди участников проекта не только ГМИИ им. Пушкина или Третьяковка, но и Вологодская областная картинная галерея, Ярославский художественный музей, Тверская областная картинная галерея и т. п.

Все вместе, все рядом — мастера и аутсайдеры, провинциалы и столичные штучки, классики и современники.

Тимур Новиков и Зинаида Серебрякова, Михаил Ларионов и Константин Батынков, Мстислав Добужинский и Александр Флоренский.

Большая советская энциклопедия требовала от «парков культуры и отдыха» в том числе и «содействовать формированию высоких эстетических вкусов в процессе организованного проведения досуга». Не знаем, как в парках, но на выставке и с культурой, и с отдыхом все в порядке.

«Аллеи культуры, лужайки отдыха». Галерея «Ковчег» (ул. Немчинова, 12), до февраля 2007 года.