Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Не хочу быть вурдалаком

Книга «Дозор как симптом»

Книга «Дозор как симптом» пытается определить, что стоит за дилогией про Ночной и Дневной дозоры.

Книга «Дозор как симптом» была представлена еще в начале декабря на VIII ярмарке Non/Fiction, но, кроме прозвучавших тогда устных замечаний, заметного резонанса пока не получила. Редакторы провозгласили целью сборника просвещение широких масс, а массы, как принято считать, этого не любят. Сборник с психиатрическим названием — это вызов, даже если его с облегчением не замечать.

В России до сих пор толком не принято разбирать произведения массовой культуры. Как бы ни старались переводчики Жана Бодрийяра, в книге «Система вещей» речь не столько о вещах, сколько о системе. В книге «Дозор как симптом» тоже часто речь идет не о самих фильмах. Но разбираются все равно вполне конкретные вещи — сборник материализовал работу над собой, здесь анализу сопротивляется не материал, а история его восприятия, его идеологическое поле, в том числе предрассудки самих авторов.

В последнем номере журнала «Сеанс» Константин Эрнст еще раз уточнил формулу обоих «Дозоров». Это, выражаясь плохими словами, артхаус в гриме мейнстрима.

Многослойное высказывание о недавней истории и трансформациях личности, о морали и стандартах жизни, о смене вех и мене всех. Беспрецедентный успех в прокате и статус едва ли не официального локомотива «качественного отечественного кино» заставляет говорить о «дозорной» дилогии как о реализованном социальном заказе, где концентрируется куда больше смысла, чем кажется, когда видишь артиста Хабенского, фехтующего с помощью лампы дневного света. Авторы сборника пытаются уловить послания, из которых состоит этот непростой заказ.

Дело в том, что никто конкретно за ним не стоит. Некого хвалить — некого обвинять. И «Ночной», и, в особенности, «Дневной дозор» буквально поглощают саму идею определенности. Темные — свободные, обаятельные, гламурные и успешные. Светлые — суетливые, слабые, местами беспомощные, но настоящие, правильные. Для западного зрителя это обновленная версия непостижимой славянской души.

Этим, скорее всего, и объясняется тот рассмешивший многих россиян факт, что за океаном «Дозоры» идут строго в кинотеатрах авторского и независимого кино. Мы их надули!

Спецэффекты и прочие признаки дорогой постановки по «западным» лекалам — не что иное, как саморазоблачение. Они ничего не значат, они — знак власти, финансовой независимости, продюсерского могущества. Их может взять к себе на службу кто угодно, хоть Китай, хоть Россия. Оказывается, все, чем мы привыкли восхищаться в Голливуде, сводится к этим самым спецэффектам. А мы — другое дело. У нас еще есть евразийская содержательность в сплетении противоречий, уютный хаос, отпугивающий тех, у кого мы вежливо заберем спецэффекты. А что на выходе всегда получается автомат Калашникова, так это — следствие удобной непрозрачной загадочности нашего общества.

«Дозорный» проект продемонстрировал эффективность заведомого эрзаца, где ирония ничуть не умнее серьезности и где «высокая» эсхатологическая подоплека существует исключительно в связке с кичем.

На разоблачении подмены, которую виртуозно осуществляет «дозорный» проект, сходится большинство авторов сборника --и одиозный редактор газеты «Спецназ России» Константин Крылов, и либеральный мыслитель Михаил Рыклин, и «петербургский философ-фундаменталист» Александр Секацкий, и даже почтенная переводчица Наталья Трауберг, личность которой напрямую связывает нашу современность с ранним советским киноавангардом.

Кстати, ее короткое выступление в сборнике выглядит не столько текстом, сколько акцией, авторами которой являются, скорее, редакторы-составители. «Дозоры» — очередной бумеранг авангарда, обросший в полете серпантином и золотым дождем, чтобы понравиться тому, кто его поймает. Самый карнавальный аналитик сборника, поэт Всеволод Емелин, в конце своего обманчиво наивного текста взывает от лица «простого зрителя»: «Не хочу быть вурдалаком! Буду пить один кагор, Выведи меня из мрака, Выведи, Ночной Дозор!». Мольба услышана. Ровно через год после второго «Дозора» в кино стартует «Волкодав». Национальный проект только набирает обороты.

Дозор как симптом. Культурологический сборник. Под ред. Б. Куприянова и М. Суркова. М.: Фаланстер, 2006.