Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Не могу встать

Выставка «Дневник художника»

В рамках спецпроектов Московской биеннале в ЦДХ открылась выставка «Дневник художника». Подопечные Марата Гельмана написали внеклассную работу о жизни и судьбе актуального художника.

По всем выставочным залам разбросаны открытки с репродукцией картины Юрия Альберта, где в качестве изображения коричневыми подтеками выведено: «Эту работу художник написал собственной кровью». В самом конце встречаем еще несколько альбертовских полотен, закрашенных сигаретным пеплом и экскрементами. Вообще, писание кровью и связанные с ней радикальные жесты (типа перформанса Вячеслава Мизина по созданию автопортрета посредством разбрызгивателя, подсоединенного к венам) сохранились в «Дневнике» с тех самых времен, когда его идеолог Марат Гельман оправлялся от реальных побоев. Выставка на тот момент представлялась жесткой, беспощадной к себе и зрителям. В таком качестве она, возможно, могла бы встать в один ряд со скандальной лондонской Sensation.

Однако, когда страсти успокоились, а государственные деньги, выделенные на Бьеннале, поступили на кураторские счета, концепция изменилась — на первое место вышла не отповедь, а исповедь.

В итоге получилась типичная групповая выставка гельмановского состава, никогда не отказывавшегося от возможности помелькать и готового на любую авантюру, будь это размышления на темы патриотизма (предыдущий бьеннальный проект «Россия-2») или о глубоко личных вопросов жизни радикального мастера.

Плакат Авдея Тер-Оганьяна «Бога — нет» (белым по черному) смешивается с психомистическими размышлениями Олега Кулика и рассказами жителей деревни Никола-Ленивец о том, как им нравится помогать концептуальному мастеру Николаю Полисскому. Созерцательный «Мокрый асфальт» Алексея Каллимы (то, что художник видит под ногами) соседствует с огромным операционным швом, снятым группой АЕС. Рядом с выкриками Острецова и уже названного Альберта соседствует невероятной красоты тишайшая инсталляция Александра Бродского (ночной город внутри стеклянной шарманки, покрытый снежным маревом).

Как всегда четким барометром общей затеи выступила группа пересмешников «Синие Носы».

Мизин и Шабуров выставили сразу два проекта. Первый — «классический»: на масштабных фотопринтах они изобразили объятия голых «Художника и модели» (тела обоих, естественно, далеки от художественных норм — типичные мужик с теткой), лица которых закрыты масками в стиле Пикассо. Другой — «постмодернистский». В свое время «Синие Носы» прославились перформансом по запусканию салютов из собственных штанов (посмотреть на него можно теперь в видеозаписи). Как выяснилось, дело это опасное и болезненное. В качестве вещественных доказательств дуэт предъявил обгоревшие штаны и снимки ожогов на ногах.

Отдельного замечания заслуживает полотно живописца Дмитрия Врубеля, в свое время известного изображением Путина в кимоно. Под портретом Литвиненко, переписанного с известного снимка из лондонской клиники, сделана надпись: «Когда у меня творческий кризис, я все время лежу на диване, не могу встать, очень плохо себя чувствую». Есть в этом соединении умирающего и «мук творчества» что-то некрасивое, за что раньше, конечно, не били, но руки не жали.