Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Искусство прокашлялось на Лубянке

Выставка «Движение, эволюция, искусство»

Открылась выставка «Движение, эволюция, искусство» — коллекция отечественного искусства ХХ — начала ХХI столетий «под ключ».

В здании бывшего Наркоминдела на Лубянке открылась выставка произведений из коллекции фонда культуры «Екатерина», основанного в 2002 году предпринимателем Владимиром Семинихиным и, разумеется, его супругой Екатериной. Показанное — основа убедительного музея отечественного искусства ХХ — начала ХХI столетий. Это первая ария долгой, будем надеяться, оперы на сюжет зиждительства конструкции истории искусства России. Обещают, что вскоре вниманию публики будут предложены еще пара частных музеев.

Если говорить о недостатках показанного публике, их для начала два.


Первый — не очень внятный отбор произведений из весьма обширного собрания «Екатерины». Это обвинение, впрочем, можно отвести: название выставки абсолютно невнятно. Надеемся — сознательно. А кроме того, это частная инициатива, и хозяин-барин имеет полное право пихать в мешок, что ему заблагорассудится.

Второй упрек — удивительная планировка выставочного пространства, где произведения втиснуты в клаустрофобические коридоры, и рассмотреть их там часто невозможно. Но здание историческое, там плелись замысловатые политические затеи, там был подписан Молотовым и Риббентропом злосчастный пакт о ненападении.

Genius loci в этих закоулках, безусловно, дышит, и тем интереснее смотреть, как искусство прокашливается в таком лабиринте.

А экспонаты на Лубянке достойные вполне. Там убедительные Любовь Попова и Варвара Степанова. Очень интересная ранняя, 1924 года, абстрактная композиция Тышлера; замечательные «Физкультурники» одного из страннейших живописцев 30-х Самуила Адливанкина и триумфально-полнокровная «Советская физкультура» (1937) Александра Самохвалова. Что касается второй половины ушедшего века и начала наступившего, все тоже вполне логично. Представительно показаны Юло Соостер, которого Илья Кабаков считает чуть ли не своим учителем, Плавинский, Шварцман, Янкилевский, Штейнберг, Мастеркова, Инфанте, Булатов, Пивоваров, Комар и Меламид, Соков, Косолапов — все имена первого ряда.

Дальше тоже как надо: Звездочетов и Резун-Звездочетова, Мироненко и Цаголов, Пепперштейн, Виноградов и Дубосарский, Тимур Новиков и Бугаев-Африка, Кулик, Кошляков и так далее, вплоть до «Синих носов».
<2>
Здесь приходится говорить о третьем и самом важном изъяне.

Великие коллекционеры искусства ХХ века, например Пегги Гуггенхайм, что-то приобретая, руководствовались прежде всего своим вкусом и, естественно, рисковали.

Иногда Пегги пользовалась профессиональными консультациями (причем в основном не арт-дилеров, а художников), но ее решение всегда было личностным. Коллекция «Екатерины» — пример собрания, сделанного «под ключ».

Конечно, давно прошли времена, когда картину Любови Поповой можно было разыскать на чердаке подмосковной дачи, да и работы современных художников пять на грош уже не купишь. Но ситуация остается парадоксальной. Серьезных галерейщиков и арт-дилеров в России сосчитать можно по пальцам, серьезных коллекционеров примерно столько же. При этом заслуживающих внимания художников (с точки зрения сложившегося рынка) хорошо если в пять раз больше. Собиратель, не желая рисковать, искать и вкладываться в новые имена, прибегает к помощи дилеров, а те, естественно, ему продают обитателей своих конюшен.

Остается ждать, куда доедет колесо, на котором катится бричка, запряженная такой квадригой. Но есть опасность, что, когда у нас будет несколько музеев современного искусства, во всех окажется одно и то же.