Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

outnow.ch

Треугольник без округлостей

В прокат выходит «Запретная любовь»

Дарья Горячева

Выходит «Запретная любовь» — сентиментальная история о творческом любовном треугольнике с участием Сиенны Миллер и Киры Найтли, начисто лишенная эротики.

Поэт Дилан Томас (Мэттью Рис), жуткий пьяница и гулена, даже во время войны оставался верен привычкам. Призыву он по причине нетрезвого здоровья не подлежал, а потому, пока нормальные герои спасали мир, Томас писал стихи, бухал и окучивал двух дамочек. Одна из них, блондинка, не отличающаяся монашескими повадками, была его законной женой Кейтлин (Сиенна Миллер). Другая, брюнетка Вера Филипс (Кира Найтли), трудилась певичкой и все никак не могла забыть, что в детстве у нее с Томасом кое-что приключилось. Трио умудрялось не только поддерживать мирную дружбу, но и счастливо сосуществовать втроем. Сначала в квартире Филипс, потом, после краткого перерыва, когда компанию разбавил вскоре отбывший на фронт жених Веры голубоглазый лейтенант Киллик (Киллиан Мерфи), — в сельском домике на берегу моря. Усталый и малость обезумевший после Второй мировой, Киллик, вернувшись в Англию, оказался крайне недоволен представившимся его взору положением дел.

Все эти события или, по крайней мере, немалая их часть действительно имели место в жизни Томаса.

История подтверждают и факт алкоголизма поэта, и его свободный от предрассудков брак. Утверждается даже, что был в жизни Дилана случай, когда на порог его дома пожаловал вооруженный мужчина по имени Уильям Киллик и едва не перестрелял всех присутствующих. В общем, рассказанная на словах, драма эта, почти реальная, пылкая и немного неприличная, подавала определенные надежды. Например, на эротику из жизни творческих личностей вроде «Генри и Джун» или же, на худой конец, на стильную многоуровневую ретродраму в духе «Искупления».

Выяснилось, однако, что заветный рейтинг R был выдан картине вовсе не за пикантность, а за военные сцены.

Пик разврата — невинное бултыхание в ванне, а если что выходит за рамки, то проистекает за кадром. Тема нежной девичьей дружбы и соперничества, переросшего в вожделение, также остается нераскрытой. Причем неудовлетворенными уйдут после сеанса не только эротоманы, но и те, кто ждал от «Запретной любви» умного или хотя бы красивого авторского кино. Разве что вы согласитесь счесть за красоту горящие во тьме голубым глаза, расфокусированную Найтли перед микрофоном и навязчивые пасторальные пейзажи с детской коляской.

Диалоги скачут между пошлостью и плакатным пафосом, с каждой минутой отдаляя мысль о сходстве с фильмом Джо Райта.

А ведь на первый взгляд «Запретная любовь» состоит из тех же ингредиентов: страсть, война, ревность, предательство, раскаяние, Найтли.

Но, видимо, не последнее значение имеет то обстоятельство, что «Искупление» снято по интеллектуальному бестселлеру букеровского лауреата Иэна Макьюэна, а в основе «Запретной любви» лежит сценарий Шерман Макдональд, драматурга, более известного, как «мать Киры Найтли».

Вокруг фильма вообще обнаруживается масса малозначимых, но любопытных деталей.

Например, известно, что сама Макдональд писала под свою дочь распутную Кейтлин, но актриса предпочла Веру, а на роль жены поэта долгое время метила Линсди Лохан, вовсю трубившая о том, как ей нравится наличие в сценарии лесбийского подтекста. Или же сообщается, что продюсер картины Ребекка Гилбертсон — взаправдашняя внучка Киллика и Филипс. А если припомнить биографию режиссера Джона Майбери, то можно вспомнить не только, что он автор престранного «Пиджака» с той же Найтли, но и то, что в 2005 году он попал в сотню самых влиятельных гей-персон Великобритании.

На фоне подобной клубнички уже даже как-то неловко упоминать, что музыку к фильму написал любимец Дэвида Линча Анджело Бадаламенти. Вы спросите, почему об этой чепухе мы сообщаем столь подробно? Да очень просто: потому, если честно, что все это гораздо интересней собственно фильма. А что с поэтами женщинам лучше не связываться — и так понятно.