Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

«Аргумент кино»

Живые мертвецы, или С легким паром!

В прокате хоррор-комедия «Обстоятельства»

Дарья Горячева

В прокате «Обстоятельства» — замаскированная под пародию на зомби-хоррор семейная комедия режиссера «Мертвых дочерей» Павла Руминова.

Повар Артур (Михаил Крылов) нежно целует рыбку, обнимает овощи и вдохновенно рубит мясцо — намечаются посиделки, в гости придут супруги Тихон и Агнесса. Однако вместо влюбленной пары на пороге появляется заметно нервничающий Тихон (Илья Любимов), вынужденный сообщить, что вечер отменяется: только что он ударил жену призовым кубком. Пять раз. Вытолкав Артура из его же дома под дурацким предлогом, убийца носится по квартире в попытках воссоединиться с любимой — то есть отправиться за ней в мир иной, однако под ногами путается вернувшаяся после работы Артурова жена — врач Лиза (Полина Кутепова), обладающая милой привычкой вставлять в светскую беседу пикантные подробности акушерских профессиональных будней. Вскоре прибегает Артур, но этого мало — вслед за ним материализуется и Агнесса (Елена Морозова). Вроде живая, только какая-то бледная, криво накрашена, налегает на мясо и не к месту рычит. Сдается, она превратилась в зомби.

Павел Руминов на ниве отечественного кинематографа, кажется, и сам что-то вроде зомби.

Или инопланетянина. Словом, явление пугающее, потустороннее и необъяснимое. В том смысле, что великий и ужасный Руминов умеет делать качественно и красиво. И все? — возразите вы. «И все» — можно было бы сказать, если бы русское кино не находилось в том не столь отдаленном месте, куда его определил устами своего героя Кирилл Серебренников, если б прокат не заполнялся год от года кособокими жанровыми экспериментами. Когда в 2007-м вышли «Мертвые дочери» — это был настоящий удар. Потому что новейший российский кинематограф не только не мог себе представить столь аутентичного (пусть и весьма вторичного) хоррора, но и никогда доселе не видел такого ядовитого сине-зеленого кадра, нагло трясущейся камеры и нервического монтажа. Кинематограф вздрогнул, но выстоял, обрушив на Руминова лавину критики. Частично — по существу, частично — нет, но, как бы то ни было, «Мертвые дочери» стоят особняком и явственно выделяются на фоне всего, что было снято за последние годы.

Новый фильм Руминова «Обстоятельства» снова бьет под дых — по крайней мере, уделывает наших комедиантов и комедиографов.

Не первый год мы вынуждены терпеть изматывающие попытки киношников родить смешную отечественную комедию. И вот нате, будто не было ни «Самого лучшего фильма», ни «Гитлер, капут!»: приходит Руминов и выдает пародию на зомби-хоррор. Забавную и эксцентрическую, камерную и недорогую, без кавээновских звезд и столичного бомонда, зато, что немаловажно, не оставляющую тоскливого ощущения, что тебя держат за идиота.

Сюжет в «Обстоятельствах» дичайший до невозможности: «Ирония судьбы» сошлась у Руминова с «Шон живых мертвецов».

Квартирные посиделки, разговоры про жизнь, любовь и детей перебиваются бешеной буффонадой: здесь пучат глаза и вскидывают руки, застывают, как в мультиках, с занесенным над головой тесаком и, глядя в камеру, синхронно воют в притворном ужасе. Не сбавляя темпа, один твист следует за другим, один фальшивый финал за следующим. Да, тут тоже найдется к чему придраться: сюжет иногда провисает, актеры перестают удерживать кадр, а действие выдыхается, будучи не в состоянии все полтора часа поддерживать заявленную сумасшедшую динамику. Но фишка в том, что к «Обстоятельствам» уже можно предъявлять претензии по существу: это кино, а не клип, настоящая гэговая комедия, а не телеюморина.

Жаль лишь, что фильм Руминова оказывается в положении «ни рыба ни мясо».

Вроде бы и не артхаус, а обычная комедия. И в то же время уж слишком маргинальная и безумная, чтобы идти столькими же экранами, как, например, «Лопухи», и претендовать на звание блокбастера. Проблема еще и в том, что сопутствующее описанию ленты словосочетание «зомби-хоррор», скорее всего, многих отпугнет, а ведь картина, как становится ясно в финале, совсем о другом: в иных обстоятельствах «Обстоятельства» могли бы стать рекламой к Году семьи.