Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Walt Disney Pictures

«Трон» первой ночи

В мире прошла «Ночь «Трона»

Дарья Горячева

В мире прошла «Ночь Трона»: в кинотеатрах по всему миру показали двадцатиминутный отрывок из фильма «Трон: наследие», который обещает стать самым дорогим блокбастером и бросить вызов «Аватару», хотя оказался больше похож на «Спиди-гонщика» братьев Вачовски.

В ночь с 28 на 29 октября по всему миру прошла акция Tron Night: в избранных кинотеатрах можно было совершенно бесплатно посмотреть двадцатиминутный отрывок из фильма «Трон: наследие», который выходит в США 17 декабря. Такие показы уже становятся традицией: по той же схеме с демонстрацией фрагмента действовали, например, авторы «Аватара». Такое сравнение неслучайно: «Трон: наследие» обещает стать действительно громким событием. Примерный бюджет ленты составляет около $300 млн. Это рекорд (для сравнения, «Аватар» стоил около $237 млн). Cумма накладывает серьезные обязательства: чтобы окупиться, «Трону» нужно собрать не меньше $600 млн. При всех очевидных рисках режиссером фильма стал не кассовый магнит вроде Кэмерона, а никому не известный дебютант Джозеф Косински, что само по себе является интригой. Есть и другая, куда более важная для целевой аудитории история. «Трон: наследие» станет сиквелом одного из самых оригинальных пионеров киберпанка – ленты «Трон» 1982 года.

Сиквел «Трон: наследие» выходит через 28 лет после оригинала, а его героем стал уже сын персонажа Джеффа Бриджеса, отправившийся в виртуальную реальность на поиски отца.

Справка:

Каким был первый «Трон»

По сюжету старого фильма программист Кевин Флинн (Джефф Бриджес), пытаясь откопать данные о том, что его бывший работодатель...

«Трон: наследие» выглядит не столько продолжением, сколько усовершенствованным ремейком и бережным посвящением. Хотя опять же, может, сцены для демонстрации специально были подобраны таким образом, чтобы зритель мог оценить развитие вселенной. В нарезку вошли знакомые по первой картине эпизоды с лазером, стражниками, боями на дисках и гонками на мотоциклах. Одним из самых приятных моментов стало появление Оливии Уайлд (Тринадцать из «Доктора Хауса») в сцене побега героя в обществе незнакомой программы.

Даже двадцати минут вполне достаточно, чтобы увидеть, на что были нужны $300 млн, и удостовериться, что потрачены они были не зря.

Угловатость оригинала приобрела приятную плавность, пустоты заполнились фактурой, примитивные мотоциклы превратились в сверхсовременные концепт-кары, а безыскусные машины в навороченные космические корабли. 2D и 3D использованы концептуально: из обыденной, плоской человеческой реальности герой ныряет в трехмерную хай-тек-вселенную.

И, да, омоложение Джеффа Бриджеса (игравшего Флинна в первом фильме и появляющегося в «Наследии» в разных возрастах) выглядит настоящим волшебством.

Что же касается надежды на концептуальный прорыв, то, судя по приведенным отрывкам, порадовать новаторской философией «Матрицы» «Трон» не готов, продолжая обыгрывать старый сюжет. Однако если 30 лет назад залезть в мир оживших программ и микросхем было в новинку, то за минувшие годы на эту тему не высказался только ленивый (включая, что показательно, даже несостоявшийся российский хит «На игре»). Теперь касательно революции визуальной. «Наследию» никак не избежать сравнений с «Аватаром» Джеймса Кэмерона, и здесь, к сожалению, расстановка сил уже очевидна, как ни относись к «Аватару». Необыкновенную Пандору Кэмерона, заполненную диковинными растениями и животными, можно рассматривать часами, и на фоне этого буйства жизни и красок в компьютерном мире «Трона» слишком много минималистичных пустых пространств.

«Аватар» брал не только техническим совершенством, но и наивной романтикой и актуальностью. Кэмерон развернул инопланетный конфликт, показав человека завоевателем, фильм стал метафорой агрессивной экспансии западной цивилизации.

Похоже, сравнение с «Аватаром», в которое авансом втянули «Трон», вообще неуместно.

«Трон» — выставка удивительных технологий, пространство хайтековых архитектурных форм, от которых захватывает дух, но не душу. Этим он больше напоминает страшно недооцененного «Спиди-гонщика» братьев Вачовски: сюжет здесь второстепенен, главное — фактура и стиль. Вачовски попытались переселить в кино безумную эстетику и адреналиновый ритм японской манги, а «Наследие» — действительность компьютерных игр и форм, и эти два мира оказались похожи своей визуальной бескомпромиссностью.

К «Спиди-гонщику» зрители оказались не готовы, однако сейчас, когда кино, благодаря «Аватару», вошло в пору интенсивной эволюции, у «Наследия», быть может, больше шансов оказаться не просто превосходным гиковским фильмом.