Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Арт и дизайн

Рассчитались по порядку номеров

В Москве открылась выставка Мартина Крида «Числа»

Велимир Мойст

Британский художник Мартин Крид на выставке «Числа» в Московском музее современного искусства предъявляет публике произведения, после знакомства с которыми так и тянет спросить: «Что это было?» Ответа не ждите.

Когда Мартину Криду в 2001 году присудили престижную премию Тернера, многие недоумевали, хотя вообще-то в Англии ко всевозможным арт-причудам относятся весьма лояльно. Награду вручили за «опус № 227», имевший подзаголовок «Свет включается и выключается». Ровно это и происходило: в совершенно пустой комнате с интервалом в 1 секунду зажигалось и гасло электричество. Ничего более. Зрителей, впрочем, поражал не столько сам по себе концептуальный минимализм (в современном искусстве встречается и не такое), сколько выбор тернеровского жюри. За что тут премию-то давать?! Но повозмущались и привыкли. Так что Мартин Крид с тех пор ходит в знаменитостях, а его выставки пользуются повышенным вниманием.

В Москве он показывает свои работы впервые, поэтому и предложил небольшой ретроспективный обзор.

Этот художник весьма плодовит, если считать произведения в штуках (а он именно так и поступает, ведя сквозную нумерацию). Количество опусов у него переваливает за тысячу, все их в гастрольный тур не отправишь. Да и незачем, пожалуй. Тех немногих образцов, что прибыли в Москву, вполне достаточно, чтобы уловить авторское отношение к творчеству. Кредо можно сформулировать приблизительно так: «Ничего лишнего».

Под «лишним» Крид понимает почти все, что традиционно относят к сфере изобразительного искусства.

В экспозиции не найти ни одного изображения – не только реалистического, но и абстрактного. Разве что посчитать изображением косой крест, начертанный красной эмульсией на белой стене. Надо полагать, сей крест ровным счетом ничего не символизирует. Глупо было бы ждать от Крида, что он изменит своим принципам и начнет на что-нибудь завуалированно намекать. Не такой человек. У него если написано в аннотации «Большой предмет мебели, частично загораживающий дверной проем», то можете не сомневаться: так оно и есть. Все возникающие аллюзии смело приписывайте собственному воображению, поскольку автор на них не претендует.

Вбивая в стену семь гвоздей, убывающих по размеру, или заводя одновременно несколько метрономов с разными ритмами, Мартин Крид никаких трактовок не предлагает. Он лишь создает «ситуации объектов» (object situations), именно в этом видя свое предназначение как художника. Укладывает пирамидкой упаковочные коробки, набивает зал пурпурными воздушными шарами, заставляет задергиваться и раздвигаться шторы на окне – короче говоря, решает для себя, что та или иная «ситуация» выглядит занятной. Других критериев ему не требуется. Он и на объектах-то не особо заморачивается, время от времени переключаясь на перформансы, аудио-арт или сочинение песен.

К чему излишняя серьезность, если мир абсурдно забавен.

Пожалуй, только один экспонат выставки нагружен побочными смыслами и мог бы прочитываться как постмодернистская цитата. Настенная видеопроекция предъявляет барышню, которая на протяжении 1 минуты и 6 секунд извергает содержимое своего желудка. Намек на сартровский роман «Тошнота» суммируется с иронией по поводу абстрактного экспрессионизма (мол, чем получившаяся лужица хуже забрызганных холстов Джексона Поллока?). И вот здесь Крид обнаруживает чрезмерное глубокомыслие, которое в его системе координат выглядит почти крамолой. Зарапортовался что ли... Но при этом по экспозиции беспрерывно разносится глумливый авторский смех (нетрудно догадаться, что Work № 412 называется Laughter), а неоновая надпись при входе/выходе призывает: «Don't worry». И действительно, зачем понапрасну беспокоиться? Как гласит другая неоновая надпись, установленная на фасаде музея и специально переведенная на русский язык: «Все будет хорошо». И ведь наверняка будет.