Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Люди

19jan.ru

«Шансов на телепоказы нет»

Интервью с режиссером фильма об Анастасии Бабуровой Валерием Балаяном

беседовал Ярослав Забалуев

Режиссер Валерий Балаян рассказал «Парку культуры» о том, как его фильм об Анастасии Бабуровой «Любите меня, пожалуйста» сняли с показов на двух московских фестивалях.

В конце прошлой недели стало известно, что фильм документалиста Валерия Балаяна «Любите меня, пожалуйста» об убитой 19 января 2009 года журналистке «Новой газеты» Анастасии Бабуровой снят с показа сразу двумя правозащитными фестивалями – «Сталкер» (кинофестиваль фильмов о правах человека, пройдет в начале декабря) и «Профессия: журналист» (кинофестиваль фильмов о журналистах, открывается сегодня в Центральном доме журналиста). Корреспондент «Парка культуры» связался с режиссером, чтобы побеседовать о картине и выяснить подробности отмены показов.

— Расскажите, как фильм сняли с показа?

— Фильм «Любите меня, пожалуйста» был сделан весной этого года, его премьера состоялась в апреле на фестивале правозащитного кино Docudays UA в Киеве. После этого, начиная с мая, я предлагал фильм почти всем российским фестивалям. Все они, включая крупнейший фестиваль «Россия» в Екатеринбурге, отвергли этот фильм. При этом я в середине октября был на фестивале документального кино в Лейпциге – там на три показа в залы по 500 мест были проданы все билеты, в конце этого месяца я повезу фильм на фестиваль в Варшаву и Берлин…

В общем, когда фестивали «Профессия: журналист» и «Сталкер» взяли его в программу, я был очень рад. Мне хотелось, чтобы возникла дискуссия, показать людям те вещи, которые я сам для себя открыл. Все было нормально, пока 9 ноября не случился этот инцидент со стрельбой в Новосибирске. Мне в этот же день организаторы фестиваля «Профессия: журналист» прислали уведомление о дате показа. Я сказал, что обязательно приду, спросил, в курсе ли они случившегося в Новосибирске, и предложил поставить рамку металлодетектора для обеспечения безопасности. Это, конечно, не мое дело, но я не мог не отреагировать. После этого мне позвонил Игорь Степанов, директор обоих фестивалей, и предложил отменить публичный показ, поскольку у организаторов нет средств для обеспечения безопасности. При этом он сказал, что жюри посмотрит фильм и из конкурсной программы он убран не будет. Мне ничего не оставалось, кроме как согласиться, хотя мне это было, естественно, малоприятно. Я уведомил всех своих друзей на Facebook об отмене показа. Поднялся шум, а мне стало известно, что, по словам Степанова, отмена показа – моя инициатива, хотя я только хотел предупредить организаторов.

— Показ в Новосибирске был организован без вашего участия?

— Да, я об этом просмотре не знал – ребята сами захотели показать фильм. Я сотрудничаю с Центром экстремальной журналистики, который организовывал показ в Питере, но оказалось, что они не имеют к этому показу никакого отношения.

— Давайте поговорим непосредственно о вашем фильме. Почему вы выбрали в качестве героини именно Бабурову, а не Маркелова? Она ведь стала случайной жертвой…

— Меня случайно попросили снять прощание с Настей в Севастополе. Я познакомился с ее родителями, стал общаться с ее знакомыми, друзьями. Я столкнулся с тем, что неонацистское движение получило шокирующий размах, и захотел сделать фильм, чтобы обратить внимание на эту проблему. Да, все считают, что она случайная жертва.

Но когда я стал вникать в обстоятельства дела, то понял, что ее смерть была не такой уж случайностью. Она была активисткой антифашистского движения, участвовала в уличных акциях, писала в антифашистский журнал «Автоном». Я надеюсь, что найдется человек, который сделает фильм про Маркелова – Стас, конечно, ключевая фигура. О Стасе кто-нибудь сделает фильм, может быть, и я сделаю, но он был публичной фигурой. Настя же кажется мне такой же случайной жертвой, как Лизавета, которую убивает Раскольников, это та же метафизика убийства, о которой писал Достоевский. Настя уникальный, редкий человек, я посчитал, что пролить свет на фигуру, которую все считали случайной, гораздо интереснее и важнее.

— В фильме много взятых из интернета видеоинтервью со скинхедами, отрывки с их акций, концертов. Вы не пытались встретиться с кем-то из них лично?

— С некоторыми встречался. Но, вы знаете, во-первых, они не давали согласия на съемку, а во-вторых, когда они встречались со мной, человеком по фамилии Балаян, они становились немножко осторожнее, не было той искренности и откровенности, которая есть в роликах на YouTube. Поэтому я с ними просто беседовал, чтобы вникнуть проблему.

— Вы в основном работали на телевидении. Рассчитывали ли вы на телепоказы «Любите меня, пожалуйста», когда делали картину?

— Сняв основной материал, я понял, что шансов на телепоказы нет, я же знаю всю эту машину. Кроме того, к тому моменту я был в курсе обстоятельств, сопровождавших показы фильма Бардина «Россия-88», и стало совершенно очевидно, что рассчитывать не на что. Может быть, у вас более богатое воображение, но я с трудом представляю себе показ этого фильма по Первому каналу или по «России». Могу рассказать вам такую историю. Я работал на канале «Культура», делал фильм о Льве Копелеве к его юбилею. Он еврей, майор спецпропаганды, у него в Бабьем Яру погибла половина семьи. И вот, когда наши войска шли в Восточную Пруссию, он вступился за немок, которых насиловали по 20 раз на дню, и выступил против мародерства. Я об этом сделал маленький эпизод в своем фильме, но канал «Культура» за моей спиной его вырезал. Если нельзя показывать то, что было 65 лет назад, то кто разрешит говорить о том, что было вчера?

— А в интернет вы фильм сами выложили?

— Да, других путей распространения картины я не видел, поэтому сразу после окончания работы я выложил его в интернет. На rutracker.org за первый месяц было около 600 скачиваний, на украинском трекере было 550 скачиваний за первые две недели. Я видел, что фильм активно обсуждался на разных форумах, получил свой отклик.

— Вы собираетесь продолжать делать политическое кино? Что вы сейчас снимаете?

— «Любите меня, пожалуйста» это скорее исключение из правил, я сделал этот фильм, потому что никто его не сделал. Я специально год не брался за эту картину, был уверен, что кто-то его сделает. Но 19 января этого года обнаружил, что ни по одному из каналов не был показан не просто фильм, а даже сюжет на эту тему. Сейчас я собираюсь продолжать то, чем я всегда занимался, – портретами крупных деятелей культуры — литературы, философии. Но я не говорю, что я ставлю крест на этой теме. Если все, о чем я говорю в фильме, будет продолжаться, а, судя по всему, так и будет, то я обязательно буду об этом говорить.