Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

ТВ

Первый канал

Юбилей позавсюду

На Первом канале прошел показ фильма «Петр Мамонов. Черным по белому»

Ярослав Забалуев

На Первом канале состоялся показ фильма «Петр Мамонов. Черным по белому», приуроченного к 60-летию артиста: бывшие и нынешние друзья юбиляра наперебой пытаются объяснить, кто же он такой, а сама картина легко становится в один ряд с другими произведениями героя.

«Черным по белому» — поначалу кажется, что хуже заглавия для фильма о Петре Мамонове не придумать. Ну какое черное? Ну какое белое? Там совсем другие цвета – скорее отмороженное северное сияние, но уж точно никакой скучной определенности. Впрочем, фильм про Мамонова на Первом канале — это уже само по себе событие, масштаб которого легко покрывает все вопросы. Другое дело, что «Черным по белому» — затея, вероятно, нерейтинговая, и этим объясняется тот факт, что фильм вышел в эфир без десяти полночь.

Зато Первый первым поздравил Петра Николаевича с 60-летием – красиво, как ни крути.

Формально картина режиссера Константина Смилги — это вполне обычный первоканальный жэзээл: друзья и коллеги вспоминают и ведут воображаемый диалог с виновником фильма. В данном случае спикерами выступили супруга Петра Николаевича Ольга, басист «Звуков Му» Александр Липницкий, Артемий Троицкий (возникающий строго в обществе младенца-сына), Борис Гребенщиков, Илья Лагутенко, Иван Охлобыстин, Павел Лунгин и Виктор Сухоруков.

Выбор персонажей вопросов не вызывает: фигуры эти, кажется, должны помочь зрителю объяснить, кто же такой Мамонов, которого после «Острова» то и дело пытаются поставить на полку с прочими национальными достояниями.

Ответа, скажем, забегая вперед, нету. Все примерно сходятся в том, что Мамонов — человек крайне талантливый, но не очень приятный. Все знают историю про то, как в юности в сердце артиста во время пьяной драки воткнули заточку (Мамонов догнал негодяя, «ввел в кому» и только после этого потерял сознание), все отмечают тяжелую руку и непростой характер. Дальше же начинаются сложности. Одни (Гребенщиков и Троицкий) говорят в основном о феноменальном артистизме и музыкальном таланте Петра Николаевича. Липницкий в свою очередь утверждает, что культ вокруг певца сложился исключительно благодаря кино (конкретно «Такси-блюз»). Троицкий утверждает, что нынешнее музыкальное творчество героя – ерунда и самоплагиат, БГ – что эти песни «гораздо больше ранних».

В общем, в друзьях согласия не найти, но, кому верить во всем этом многоголосье, тем не менее понятно.

Дело в том, что самым активным спикером оказывается, разумеется, сам юбиляр — и он-то, в отличие от прочих, выступает сразу во всех ипостасях: вот «Музыкальный ринг», вот дикие представления «Звуков Му» («Мы стали культовыми после первого же концерта», — говорит Липницкий), а вот съемочная площадка «Царя». Кроме того, Петр Николаевич, разумеется, дает интервью, но тоже не только сегодня, но и в 2008 году (документалка «Ток Поп Мамон» Сергея Лобана и все та же съемочная площадка). Каждый из этих фрагментов, конечно, вряд ли сообщает что-то внятное в привычном понимании этого слова. Как говорит Охлобыстин, содержание мамоновских произведений (а каждое его интервью можно считать таковым) больше формы – лучше один раз услышать. Впрочем, тот же Охлобыстин сообщает, что в герое сосредоточена вся суть рока («это же философия») – идея глупая, учитывая, что Мамонову принадлежит афоризм, мол, чтобы понять, что не так с русским роком, слово «рок-н-ролл» надо просто перевести (получится «тряси-верти»).

Тем более обидно ограничивать юбиляра понятием «рок», учитывая, как он разламывает даже такой устоявшийся тележанр, как «часовой фильм по случаю».

Проскочив мимо сурового монтажа и всех затемнений, Петр Николаевич умудряется сообщить что-то про свою юность, рассказать пару баек (лучшая про то, как он обнял нищего, которому было нечего подать) и сообщить несколько важных вещей, над которыми среди интеллектуалов (к которым, безусловно, относится переводчик норвежской поэзии Мамонов) вроде как принято смеяться.

Четкого ответа, кто такой Мамонов, «Черным по белому», конечно, не дает: это, в конце концов, кино к юбилею, а не подробное исследование.

Не говорит об этом и сам герой, живущий, по выражению Сухорукова, на «качелях между греховностью и праведностью» — тем самым черным и белым, вероятно. Это, впрочем, и не важно. Мамонов иронично резюмирует: «Я вообще один из самых крутых». И спорить с ним действительно язык не повернется. Ведь, как это бывает с Мамоновым, его слова моментально откладываются в подкорке – намертво привязывается, например, диковинное наречие «позавсюду». С днем рождения, Петр Николаевич.