Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Музыка

Мы родим другим путем

Вышел второй альбом Леди Гага «Born This Way»

Ярослав Забалуев

Вышел второй альбом Леди Гага «Born This Way» — перепродюсированный реквием танцевальной культуре прошлого и манифест стиля «высокое вырождение».

От урожденной Стефани Джоанны Анджелины Джерманнотта, более известной как Леди Гага, в последнее время не скрыться решительно нигде. Ее лицо можно встретить в айфоне каждого второго пассажира метро, ее «Alejandro» показывают во всех московских и не только барах (правда, чаще без звука), она, в конце концов, выступает на вечеринке в Канне, развлекая не модных тинейджеров, а совсем даже суровых интеллектуалов от фабрики грез.

В свете всего этого сам факт выхода ее нового альбома «Born This Way» остался как-то даже в стороне — ну да, профильная пресса все равно отпишется, ну да, фанаты купят, но события, которым станет, например, очередной альбом U2, здесь нет, да и на дискотеках эти песни будут не слишком котироваться.

Причин у этого парадокса несколько, и главная из них — альбом «Born This Way» реально очень сложно слушать. Большая часть песен построена по следующему лекалу: обманчиво романтическое вступление с пианино — и оглушающий бит уже на второй минуте. Остальные обходятся и вовсе без интродукций. Под эту музыку, в общем, даже сложновато танцевать (особенно трезвым): она подавляет, действует на нервы, вбивает по пояс в землю (ну или в танцпол), изредка в качестве подачки бросая цепкий припев, сделанный по образу и подобию первого хита Гаги «Poker Face». Тем не менее разругать эту пластинку в пух и прах, пожалуй, язык ни у кого не повернется. Ее уже потреково анализируют, пытаются осмыслить и восхищенно раздувают щеки — самое глупое, что можно сделать с альбомом певицы, секрет успеха которой осознанно шит белыми нитками и состоит (она сама этого не скрывает) в удачной компиляции самых ярких выходок Мадонны, Дэвида Боуи, Фредди Меркьюри, Элтона Джона и Мэрилина Мэнсона.

С другой стороны, звездный статус Гага вполне заслужила. Пресловутые (простите) постмодернизм и акционизм, которыми кормились интеллектуалы нулевых за неимением другой доступной пищи, сейчас переживают последнюю, судя по всему, агонию — пору, которую лучше всего описать словами «высокое вырождение».

И Гага — ее стопроцентный пророк, усиленный ультралиберальными ценностями. Ее песни сложно напеть (кроме припевов), но зато очень легко пересказать, на нее интересно смотреть, но лучше без звука (а еще лучше на фотосессиях в глянце). Ее легко и приятно обсуждать, поскольку все ее «творчество» — набор музыкальных, концептуальных и идеологических клише и цитат, благодаря распознаванию которых каждый может почувствовать себя чуточку умнее. Это совсем не отрицает того факта, что в основе треков лежат талантливые песни – в интервью «Парку культуры» музыкальный нью-йоркский бомж Дэниел Мустард рассказывал, что был поражен талантом Стефани еще в те времена, когда она участвовала в конкурсах авторов-исполнителей.

Возражать или соглашаться здесь не с чем, поскольку «Born This Way» — это осознанно выхолощенная музыка, практически лишенная всяких свойств, кроме физических. Она вообще не про песни, а про танцы, но только в том смысле, в котором порнография — про любовь.

Да, здесь есть семплированные марьячи («Americano»), псевдонемецкое техно («Scheiße»), политическое диско («Government Whore») и даже что-то вроде баллады («You and I»), и еще многое, что можно выкопать из-под железобетонного бита. Однако на самом деле весь этот невыносимый, перенасыщенный и перепродюсированный альбом — не танцевальная музыка будущего, какой ее многие хотят видеть, а обертка, оставшаяся от диско-шлягеров, дизайнерская мумия на танцполе, финальный аккорд разудалой танцевальной культуры последних двух десятилетий, черный квадрат, если хотите. Впрочем, сама Гага со свойственной изворотливостью выписала себе индульгенцию уже в заглавии. Ведь «Born This Way» — это не «рождение сверхновой», а скорее «что выросло, то выросло».