Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Сотрудники Christie's готовят работу Фрейда «Benefits Supervisor Sleeping» к предаукционной выставке
Посетитель выставки работ Люсьена Фрейда в парижском Центре Помпиду между картинами «After Cezanne» и «Irishwoman on a Bed»
Посетитель выставки работ Люсьена Фрейда в Центре Помпиду смотрит на картину «Pluto and the Bateman Sisters»
Портрет Кейт Мосс («Naked Portrait») кисти Люсьена Фрейда на предаукционной выставке Christie's
Посетительница предаукционной выставки Christie's стоит между работами Люсьена Фрейда «Three Studies for a Self Portrait» и «Naked Portrait with Reflection»
Портрет Фрэнсиса Бэкона на предаукционной выставке «Кристис».
Искусствовед Пилар Ордовас показывает журналистам портрет Беллы, дочери Люсьена Фрейда
Автопортрет Люсьена Фрейда на предаукционной выставке Christie's
Сотрудники Christie's готовят работу Фрейда «Benefits Supervisor Sleeping» к предаукционной выставке
Посетитель выставки работ Люсьена Фрейда в парижском Центре Помпиду между картинами «After Cezanne» и «Irishwoman on a Bed»
Посетитель выставки работ Люсьена Фрейда в Центре Помпиду смотрит на картину «Pluto and the Bateman Sisters»
Портрет Кейт Мосс («Naked Portrait») кисти Люсьена Фрейда на предаукционной выставке Christie's
Посетительница предаукционной выставки Christie's стоит между работами Люсьена Фрейда «Three Studies for a Self Portrait» и «Naked Portrait with Reflection»
Портрет Фрэнсиса Бэкона на предаукционной выставке «Кристис».
Искусствовед Пилар Ордовас показывает журналистам портрет Беллы, дочери Люсьена Фрейда
Автопортрет Люсьена Фрейда на предаукционной выставке Christie's
  • Сотрудники Christie's готовят работу Фрейда «Benefits Supervisor Sleeping» к предаукционной выставке
  • Посетитель выставки работ Люсьена Фрейда в парижском Центре Помпиду между картинами «After Cezanne» и «Irishwoman on a Bed»
  • Посетитель выставки работ Люсьена Фрейда в Центре Помпиду смотрит на картину «Pluto and the Bateman Sisters»
  • Портрет Кейт Мосс («Naked Portrait») кисти Люсьена Фрейда на предаукционной выставке Christie's
  • Посетительница предаукционной выставки Christie's стоит между работами Люсьена Фрейда «Three Studies for a Self Portrait» и «Naked Portrait with Reflection»
  • Портрет Фрэнсиса Бэкона на предаукционной выставке «Кристис».
  • Искусствовед Пилар Ордовас показывает журналистам портрет Беллы, дочери Люсьена Фрейда
  • Автопортрет Люсьена Фрейда на предаукционной выставке Christie's
1 8

Не только лица

В Лондоне скончался художник Люсьен Фрейд

«Парк культуры»

На 88-м году жизни скончался художник Люсьен Фрейд – не просто внук основателя психоанализа, но еще и самодостаточный творец искусства, признанный во всем мире.

Около года назад в парижском Центре Помпиду прошла большая ретроспективная выставка Люсьена Фрейда – как оказалось, прощальная. Там были и изображенные гениталии, конечно (куда же без них), но, что более важно, там был дух подлинного искусства. Этот человек не исповедовал учение своего деда в примитивно-коммерческом ключе, как поступали многие после смерти (да и при жизни) Зигмунда Фрейда. Люсьен сделал собственные выводы. Совершенно не факт, что его художественная практика понравилась бы Зигмунду, но теперь у них есть возможность обсудить все разногласия напрямую – там, на той стороне, в существование которой оба не верили.

Преемственность взглядов от деда к внуку кажется не вполне очевидной. Однако Люсьен стал реальным продолжателем дела Зигмунда, только в иной сфере.

Зигмунд Фрейд обозначил не одни лишь основы психоанализа, но еще и произвел революцию в мышлении. Его внук сформировал революцию иного свойства: он из фрейдистского мышления вывел изобразительную формулу.

Разумеется, поклонники сюрреализма не согласятся. Они-то знают: великий доктор зашифровал в своих текстах еще и рецепт великого искусства, которое перевернет мир. Так думал, в частности, Сальвадор Дали, но престарелый Фрейд к его концепции отнесся без всякой симпатии.

Эта твердость основы, смысловая наполненность Люсьена Фрейда резко отличала его от арт-нуворишей, слишком поглощенных славой. Фрейд готовился к предназначению, но не к известности.

Ведь вполне могло выйти так, что внук Зигмунда Фрейда, бежавшего от нацизма из Вены в Лондон, стал бы хранителем мемориального фонда великого деда или занял бы скромное место в ряду целителей душ: чем еще и заниматься после такого великого предка, как не собирать осколки его славы. Но Люсьен Фрейд оказался отдельной, очень сильной личностью в мире современного искусства.

Он сказал однажды, что «рисует людей не как они есть, а какими они могли бы быть».

Вроде бы странное заявление, если учитывать приверженность Люсьена Фрейда к жесткому натуроподобию. Однако все верно: он выводил дух из плоти. Изображал не только лица, но и чресла – и думал при этом о человеческой душе. Таких художников по определению мало. Одним стало меньше.