Арт и дизайн

Итоговая выставка проекта «Лучшие фотографии России – 2011» на «Винзаводе»
Итоговая выставка проекта «Лучшие фотографии России – 2011» на «Винзаводе»
ЦСИ «Винзавод»

Сам себе лауреат

Итоговая выставка проекта «Лучшие фотографии России-2011» на «Винзаводе»

Велимир Мойст

В центре современного искусства «Винзавод» проходит итоговая выставка проекта «Лучшие фотографии России-2011». Визуальная народная летопись страны пополнилась очередными тремя сотнями кадров, а список призеров — таким же количеством самодеятельных талантов.

Жажда славы – весьма сильная побудительная мотивация для того, чтобы вдруг очнуться от повседневной рутины и предпринять нечто неординарное или хотя бы непривычное. В принципе, здесь нет ничего предосудительного – даже наоборот, один только позитив. Как говорится, все-таки лучше, чем водку пить в подворотне. Хотя иной раз натолкнешься в телевизоре на шоу вроде «Минуты славы» и подумаешь грешным делом: запихнуть бы отдельным персонажам их дарования обратно в укромный уголок души, да поздно уже… Но тут, понятное дело, сам формат шоу настолько дурацкий, что не дает покоя преимущественно фрикам. А ведь бывают инициативы куда более респектабельные и благородные. К их числу, несомненно, принадлежит конкурс «Лучшие фотографии России», основанный почти четыре года назад центром современного искусства «Винзавод».

Впрочем, конкурсом этот проект можно считать лишь наполовину.

Его начальный этап действительно проходит по правилам, характерным для «всесоюзного состязания» на поприще искусств. Заявки принимаются от всех желающих с одним лишь ограничением: фотографии должны быть сделаны на территории РФ не ранее чем за год до очередного старта проекта. Других условий не ставится, что ощутимо способствует творческой активности населения: на нынешний конкурс поступило более 30 тысяч произведений из разных регионов страны. Оргкомитет расфасовывает этот вал по пяти рубрикам – «Архитектура», «События и повседневная жизнь», «Люди», «Природа», «Стиль»; после чего жюри производит селекцию, оставляя в конкурсе около 300 лучших кадров. Казалось бы, это типичная процедура составления лонг-листа, из которого в дальнейшем следует отобрать минимум претендентов на Гран-при… Однако ничего подобного по регламенту «Лучших фотографий» не происходит. Главные призы здесь отсутствуют, равно как и интрига по выявлению наидостойнейших.

Первый этап оказывается последним; лауреатами считаются все, кого допустили к итоговой выставке. Побеждает дружба.

Валерьянкой для болельщиков, как видите, здесь и не пахнет, но усеченный конкурсный процесс вполне соответствует смыслу предприятия. По словам руководителя «Винзавода» Софьи Троценко, задача проекта – «предоставить возможность каждому человеку стать полноценным соавтором истории своей страны». Звучит, пожалуй, чересчур пафосно, тем не менее подобие народной летописи возникает и впрямь. Разумеется, формируют темы и расставляют акценты прежде всего члены жюри, однако исходные материалы по-своему аутентичны. Откровенная графомания, то бишь «фотомания», выбраковывается на ранней стадии (стоит посочувствовать отборщикам, раскладывающим этот пасьянс).

Публике предъявляется финальный продукт, годный к употреблению, и в нем обнаруживаются признаки объективной российской панорамы.

Косвенно это подтверждается зрительским интересом к проекту: например, в прошлом году турне выставки проходило по маршруту Москва – Санкт-Петербург – Новосибирск – Пермь – Екатеринбург, собрав более чем полумиллионную аудиторию.

«Родовые черты» проекта явлены и на сей раз. Обширная география сюжетов (в буквальном смысле, от Калининграда до Камчатки), впечатляющий разброс тематических линий (от военного парада на Красной площади до бытовых проблем древесного богомола), внушительный возрастной диапазон участников (если не ошибаюсь, от 16 до 82 лет) – словом, все параметры выставки недвусмысленно намекают, что народ в данном случае не безмолвствует, а активно приобщается к репортажной культуре. Присутствие профессионалов в большом лауреатском списке смущать вроде бы никого не должно: им ведь дорога на конкурс тоже не заказана. Имеют право подать заявку на общих основаниях.

Однако сочетание профессиональных работ с вдохновенно любительскими способно порождать некоторый когнитивный диссонанс, уж извините за выражение.

Возможно, вы тоже замечали за собой, бродя по сборным конкурсным фотовыставкам вроде «Лучших фотографий России» или «Серебряной камеры», как неуклонно накапливается раздрай восприятия. Чьи-то случайные удачи забирают на себя внимание, но не перестают оставаться случайными. Чей-то несомненный класс утрачивает вдруг выразительную силу, но не перестает оставаться классом. Сюжетная драматургия то берет верх над формальной пластикой, то безнадежно ей проигрывает… Короче говоря, к концу просмотра вы всерьез начинаете сомневаться, существуют ли вообще какие-нибудь надежные критерии фотографического качества.

Если сто раз нажать на кнопку затвора, хотя бы один из кадров обязательно окажется любопытным.

Вот его и пошлем на конкурс? А вдруг что-нибудь выиграет… В ситуации планетарного фотографического бума такая идея не кажется особо дерзновенной. В мире производятся гигантские объемы хорошей фотоаппаратуры, доступной едва ли не каждому – и по цене, и по простоте использования. Совершенно очевидно, что все эти терабайты визуальной информации не склонны тупо лежать на дне персонального компа, дожидаясь своего технологического устаревания. Да и распространение фоток по соцсетям утоляет амбиции авторов лишь временно и отчасти. Жажда славы – весьма сильная побудительная мотивация, как было сказано выше. Если появляются каналы, по которым можно сплавлять свое творчество в максимально публичную сферу (взять те же фотоконкурсы на демократической основе), то грех не воспользоваться.
Конечно, для хороших людей ничего не жалко: еще Энди Уорхол обещал каждому в скором будущем 15 minutes of fame. Проект «Лучшие фотографии России» эту концепцию по-своему воплощает в жизнь. Веление времени, так сказать. Рано или поздно волна народного креатива сметет диктатуру профессионалов – журнально-газетных репортеров и всяких там фотохудожников. Правда, имеется подозрение, что на этом общественный интерес к светописи как раз и иссякнет.