Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Театр

Сцена из спектакля «Путешествие через ночь» Кэти Митчелл
Сцена из спектакля «Путешествие через ночь» Кэти Митчелл
Christophe Raynaud de Lage/festival-avignon.com

Женщина средних лет работает на камеру

«Путешествие через ночь» Кэти Митчелл на Авиньонском театральном фестивале

Анна Ильдатова (Франция)

На Авиньонском театральном фестивале показали мультимедийный спектакль «Путешествие через ночь» Кэти Митчелл — одного из самых высокотехнологичных режиссеров Европы.

Кэти Митчелл участвует в авиньонской программе уже третий год подряд. Первый раз она приезжала сюда год назад со спектаклем «Кристина», поставленным ею в Берлинском «Шаубюне». На нынешний фестиваль она привезла премьеру Кельнского театра «Путешествие через ночь» по прозе австрийской поэтессы Фридерики Майрёкер. Ее роман — это повествование о женщине, которая возвращается с похорон отца на ночном поезде Париж — Вена. В поезде ее захватывают воспоминания о детстве, она просматривает фотографии, в ее голове снова и снова всплывают картинки из детства, случайно выхваченные фрагменты — жесты, движения, слова и взгляды. Героиня Майрёкер и Митчелл собирает пазл из событий настоящего и прошлого: во взгляде мужа героиня узнает отца, в тенях и свете купе поезда — свет в ее детской.

Режиссер восстанавливает внутренний монолог героини, чередуя обрывки воспоминаний через крупные планы, ее мимику и жесты, пока другая актриса в тон-студии читает внутренний монолог персонажа.

На сцене выстроен кусок поезда чуть ли не в натуральную величину. Вагон разделен на купе, и каждый из отсеков представляет свое время и свою ситуацию. Митчелл в повествовании избегает линейности, время в ее спектаклях скомкано и определяется монтажом, зато пространство действия четко разграничено на временные отрезки — на пространство сна, иллюзии, и пространство реального, неиллюзорного.

Московские зрители могли познакомиться с манерой режиссера на минувшем фестивале NET, куда привозили упомянутую выше «Кристину», основанную на произведении Августа Стриндберга «Фрекен Жюли». Сюжет шведского драматурга у британского режиссера оказался полностью перевернут: повествование ведется от лица второстепенного персонажа, служанки Кристины. Так, попадая на периферию сюжета, глазами статиста пьесы мы следим или наблюдаем, что происходит с главными героями.

Вообще наблюдение — одна из главных и очень важных категорий для постановок Митчелл. Зрители на ее спектаклях как будто бы фланёры, а сами ее сочинения — прогулка по мотивам фантазий, ассоциаций и воспоминаний главных героев.

Такого эффекта она добивается благодаря использованию нескольких камер и живого, происходящего в реальном времени монтажа, с выводом планов на экран.

Съемка для Митчелл не часть сценографии, она служит не только расширению театрального пространства (хотя, конечно, и этому тоже). Видео и крупные планы нужны Митчелл, чтобы показать детали, которые, как она утверждает, уже за десятым рядом становятся не видны зрителю.

Мускулы лица, поворот глаз, все малейшие движения человеческой мимики для зрителей балкона превращаются в неподвижную освещенную прожектором маску.

Интересно, что высокие технологии в постановках Митчелл (пользоваться которыми ей помогает видеохудожник Лео Ворнер) не подчиняют себе сценическое изложение материала, а сами подчиняются запросам режиссера. Ей, по собственному признанию, неинтересно линейное повествование, она предпочитает «нарративные» тексты сюрреалистическим или тем, что представляют собой поток сознания.

С помощью мультимедиа она борется за жизнь своих героев, думающих обрывками слов и картинками, за возможность показать в театре то, что творится в их голове.

При этом сцена во всех ее спектаклях последних лет неизменно выглядит как кинопавильон со студией для записи голоса и звуков. Вся эта машинерия работает как часы: если что-то пойдет не так или один из проводов будет не на месте, спектакля не будет.

Однако сами герои не складываются для Митчелл в толпу рассеянных, калейдоскоп многих потоков сознания. У нее есть свой герой, точнее героиня, которую она выводит из-за кулис на передний план, как Кристину в своей постановке по Стриндбергу. Представляя «Путешествие в ночь» на нынешнем Авиньоне, Кэти Митчелл сказала, что

ей интересно заполнить нишу режиссеров, говорящих о женщинах среднего возраста, об их отчаянии и одиночестве —

в том числе и потому, что современный театр такими персонажами практически не интересуется.

Правда, режиссер призналась, что «Путешествие...», возможно, станет последним ее опытом в жанре «театра мультимедиа». Так что кураторам московского фестиваля NET, два года назад привезшим «Кристину» в Москву, стоит уже сейчас подумать о приглашении нынешнего спектакля, чтобы в головах столичных жителей остались хотя бы обрывочные картинки этого полуреального вояжа.