Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

«Газета.Ru»

Дорогой худсоветов

Фонд кино раздаст деньги на новые проекты в режиме питчинга

Игорь Карев, Алексей Крижевский

Фонд кино распределит деньги в полузакрытом режиме — процедура очной защиты проектов, которая состоится во вторник на «Мосфильме», пройдет без журналистов, но будет транслироваться онлайн.

Фонд кино определился с датой проведения питчингов для кинопроектов компаний-лидеров — их защита пройдет на «Мосфильме» во вторник, 13 августа. Очную защиту будут проводить создатели фильмов — продюсеры или режиссеры, они покажут короткую презентацию своих замыслов перед членами попечительского совета фонда; на защите также будут присутствовать представители Министерства культуры.

Всего к очной защите экспертный совет фонда рекомендовал 28 заявок из 45, представленных 12 компаниями-лидерами.

Наибольшее количество проектов будет защищать «Арт Пикчерс Студия» Дмитрия Рудовского и Федора Бондарчука — эксперты одобрили пять заявок этой компании.

Среди них — анимационная «Баба-яга», совместный проект России, Франции и Бельгии, и фантастический боевик «Вычислитель». По четыре проекта представят кинокомпания СТВ Сергея Сельянова и ООО «ТаББаК» Тимура Бекмамбетова; среди прочих проектов СТВ предлагает государству профинансировать «Иван Царевич и Серый Волк-2», сиквел самой кассовой картины 2012 года, выходящий в прокат в декабре этого года, а Бекмамбетов представил аж два варианта «Елок». Не обошлось и без потерь — «Рекун-Синема» Ильи Неретина и Валерия Тодоровского не смогла «протащить» через экспертный совет ни одной заявки.

Проекты, которые смогут пройти этап защиты перед попечительским советом, разделят между собой 1,5 млрд рублей, которые Фонд кино раздает на безвозвратной основе.

Идею открытых питчингов кинопроектов, претендующих на государственную поддержку, опробовали полторы недели назад в Минкультуры; в этом году был изменен порядок выделения господдержки фильмам и распределения средств между министерством и Фондом кино. Так, Фонд, который теперь отвечает за коммерческое кино, распоряжается 3 млрд рублей, а Минкультуры, на котором осталась поддержка авторских и дебютных проектов, а также детского кино, получило 2,3 млрд; кроме того, министерство также добилось возможности утверждения тем поступивших заявок.

В конце июля Минкультуры провело открытую — в присутствии представителей СМИ — защиту заявок на создание художественных фильмов; по итогам министерского питчинга полнометражных художественных проектов господдержку получили 12 картин, среди которых — «Чайковский» Кирилла Серебренникова, «Ночник» Валерии Гай Германики, «Левиафан» Андрея Звягинцева, «Батальон смерти» Дмитрия Месхиева и другие проекты.

По мнению Андрея Сигле, продюсера проекта Валерии Гай Германики, появление питчингов было обусловлено непрозрачностью существовавшей системы распределения денег.

«По сути питчинг – это сильно усовершенствованная форма худсоветов, которые были на всех киностудиях. Питчинг же отличается тем, что его «судят» эксперты, а не начальство», — рассказал Сигле «Газете.Ru». По его словам, предложенная Минкультуры форма открытой защиты проектов себя оправдала, но при этом, как отметил продюсер, решение принималось очень быстро, а вопросы от экспертов авторам фильмов были довольно формальными.

Продюсер «Чайковского» Сабина Еремеева, бывшая одним из экспертов на питчингах Минкультуры, отметила, что форма питчингов не нова — открытые защиты проектов проводят, например, кинофестивали; так, последние пять лет питчинг дебютов проходит ежегодно на российском кинофестивале «Кинотавр».

«Однако целью фестивальных питчингов является поиск партнеров, в Минкульте же распределяли средства на производство фильмов», — пояснила эксперт «Газете.Ru».

«Распределение денег по результатам питчинга – это шаг к открытости и прозрачности, — сказала Еремеева, — они абсолютно необходимы в нынешних условиях, когда культура финансируется по остаточному принципу, а такая важная область, как кино, уступает, скажем, театру в проценте поддержки. Но средств все равно мало, и многими проектами пришлось пожертвовать».

Например, Минкультуры не выделило финансирование проектам Андрея Прошкина, Александра Прошкина, Павла Чухрая и других режиссеров.

«Минкультуры полностью удовлетворено тем, как прошли питчинги в Минкультуры — их результаты мы оцениваем позитивно», — заявил «Газете.Ru» помощник министра культуры РФ Арсений Миронов.

Наибольший резонанс вызвал отказ в господдержке фильму Александра Миндадзе «Милый Ханс, дорогой Петр» — совместному российско-германскому проекту, которому немецкая сторона уже одобрила финансирование при условии получения государственного финансирования в России.

Проект на питчинге в министерстве представляли сам Миндадзе и его продюсеры — Лиза Антонова и Хейно Декерт. После подведения итогов эксперты выяснили, что этот проект получил полную поддержку экспертного совета и был отвергнут Минкультуры по причинам, которые так и не были объявлены.

«Экспертный совет высказался за расширение списка из 12 фильмов до 13 – проект Александра Миндадзе было предложено добавить к списку финансируемых проектов, — рассказала Еремеева. — Это очень интересный проект, который производится в копродукции с Германией – и, на мой взгляд, он крайне важен для позиций российского кинематографа на европейском рынке».

Позже ведомство заявило, что фильм Миндадзе будет рекомендован для финансирования через Фонд кино — авторам снова придется защищать свой проект в рамках питчинга национальных фильмов.

Перед этим эта драма о Великой Отечественной войне будет рассмотрена на экспертном историческом совете. По словам Еремеевой, направление на историческую комиссию – это обычная процедура.

«Открытый питчинг — хорошая, прозрачная процедура — по результатам стал соревнованием статусов, — заявил «Газете.Ru» киновед, главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей. — Невозможно иначе объяснить, почему были выделены средства на проект Звягинцева, а проекту Миндадзе отказали. Быть может, дело в том, что проект Миндадзе — копродукция с немецкими фондами, а за копродукции у министра сердце не болит? Может быть, но это находится в противоречии со всей логикой кинопроцесса — копродукция сейчас главный тренд в индустрии всех стран, кроме США.»

Донудрей добавил, что случай с Миндадзе выявил — мнение экспертного совета оказалось не решающим, а совещательным, а в экспертный совет вошли и те, кто в эту же сессию питчингов представлял свои проекты на защиту.

За рубежом в аналогичных питчингах «судьями» могут быть только кинематографисты, не получающие финансирование в ближайшем году, указал Даниил Дондурей.

«Голос регулятора (министерства. — «Газета.Ru») является решающим, голос экспертов — совещательным, — прокомментировал Арсений Миронов. — При этом запрос мнения экспертов и общественности — это не «игра в открытость», а функциональная необходимость. У министерства нет предустановленной позиции, ничего не решено априори, и для принятия решения Минкультуры необходимо получить эти оценки и действовать с их учетом — иногда и вопреки им».

На прошлой неделе в СМИ появились сообщения, что питчинг проектов, которые будет рассматривать Фонд кино, пройдет в закрытом режиме. Позже представители фонда опровергли эту информацию — журналистов, правда, на защиту кинопроектов компаний-лидеров все равно не пустят, но дадут возможность наблюдать за процессом посредством онлайн-трансляции. В фонде также пообещали в тот же день выложить запись питчинга для общего доступа. В Минкультуры считают, что нельзя делать открытость процедуры «заложницей высокотехнологических решений».

«Закрывать питчинги от СМИ — значит, лишить всю процедуру смысла, — заявил Миронов. — Мы потеряем всю полезную фукнциональность. Если регулятор преодолевает своим решением мнение части экспертов, то это происходит открыто, и мы дорожим этой открытостью». В Минкультуры также заверили, что открытые питчинги будут проводиться принципиально, несмотря на критические замечания, которые могут быть высказаны по отношению к тем или иным конкретным решениям.

«Пока что российский кинематограф без этой «искусственной почки» в виде денег Минкультуры или Фонда кино существовать не может», — полагает Андрей Сигле.

По его мнению, Минкультуры двинулось в правильном направлении – максимальной гласности и открытости процедуры распределения господдержки. Конечной целью такой политики, полагает эксперт, должна быть ситуация, когда российский кинематограф «превратится из вечно простуженного ребенка, которому вечно выделяют средства на лечение, в здоровый и полноценный организм».

«То, что Фонд кино тоже проводит питчинги, можно только приветствовать – и напомнить, что, чем более открытой является процедура, тем лучше», — заключил Сигле.