Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Михаил Фомичев/ИТАР-ТАСС

Светское мероприятие

Объявлен список участников Московской биеннале современного искусства

Велимир Мойст

Более 70 арт-групп и художников примут участие в основном проекте Московской биеннале современного искусства, которая стартует в сентябре. «Больше света» — так звучит слоган форума в этом году. Около трех десятков произведений будут специально созданы для пространства ЦВЗ «Манеж». Россию в интернациональной арт-сборной представят Александр Бродский, Виктор Алимпиев, Ирина Затуловская, Валерий Кошляков и Елена Ковылина.

19 сентября в столичном Манеже официально начинает работу Московская биеннале современного искусства, пятая по счету. За минувшее десятилетие это мероприятие обрело довольно устойчивый статус и заняло уже привычное место в международном арт-календаре. Хотя по-прежнему нельзя сказать, что московский форум находится на вершине интернациональных рейтингов, все же сомнения в его уместности и состоятельности, которых поначалу было немало, со временем развеялись.

Здесь не куются новые интернациональные тренды и не зажигаются мегазвезды, но поддерживается вполне приличный художественный уровень, в немалой степени благодаря приглашенным кураторам, от которых зависит выбор авторов и произведений для основного проекта.

На этот раз процессом рулит бельгийка Катрин де Зегер, одно время работавшая директором галереи в Торонто и возглавлявшая Центр рисунка в Нью-Йорке, а сейчас занимающая пост директора Музея изобразительных искусств у себя на родине, в городе Гент. Похоже, ее кураторский стиль не предполагает излишней публичности на стадии подготовки проекта, в силу чего контуры будущей биеннале в Москве долго оставались туманными. Сейчас туман не то чтобы полностью рассеялся — еще многое остается неясным, но опубликованный список участников основного проекта уже дает возможность прикидывать и прогнозировать. К тому же в релизе, распространенном от имени оргкомитета, лаконично обозначены и некоторые детали грядущей выставки, призванные сыграть роль ориентиров.

Слоганом предстоящей московской биеннале стала фраза «Больше света», которая, конечно, мало что объясняет сама по себе. Например, из нее не следует делать вывод, что в Манеже все будет сиять, лучиться и переливаться цветами радуги. Скорее, слово «свет» здесь использовано в метафорическом смысле – как в слогане «ILLUMInations», который куратор Биче Куригер выбрала два года назад для Венецианской биеннале.

Помнится, швейцарскую арт-даму многие тогда упрекали как раз за то, что подлинной иллюминации она произвести так и не сумела.

Типичный случай расхождения между концепцией и непосредственным восприятием. Своим броским девизом Катрин де Зегер тоже рискует возвести умозрительный барьер, отдаляющий зрителя от понимания ее замысла. Хотя на практике успех или неуспех больших международных выставок современного искусства определяется все-таки не словесными формулировками. Тем более что Россия – страна хоть и логоцентрическая, но чуткая и к невысказанным эмоциям.

Если Катрин сумеет выстроить захватывающую визуальную драматургию, то наша публика в большинстве своем и не вспомнит, какой там был слоган и что подразумевала концепция.

К особенностям российской ситуации можно отнести и то обстоятельство, что отечественный зритель в среднем менее падок на звучные имена из международной художественной обоймы, чем люди в Европе или Америке. В тамошнем информационном поле новости арт-бизнеса муссируются гораздо чаще, и широкая аудитория хоть вполглаза и вполуха, но послеживает за происходящим на современной арт-сцене. У нас обстоит существенно иначе, так что

публика пойдет в Манеж, скорее всего, не на конкретные имена, а просто для «культурного развития» и «расширения кругозора».

Трудно сказать, учитывала ли этот фактор де Зегер при отборе участников основного проекта, но можно заметить, глядя на список: в нем не так уж много мировых знаменитостей из первого ряда.

Тут, кстати, важно подчеркнуть, что художественная биеннале – событие несколько иного рода, чем, допустим, кинофестиваль. Узнаваемость лиц и имен не имеет принципиального значения:

сегодняшняя арт-сцена базируется на установке, что в любой момент «последние станут первыми».

Многие известные кураторы для самых престижных площадок с охотой и вызовом отбирают художников, которых пока мало кто знает. К этому все привыкли, и никто из опытных зрителей не отмахнется от события только по причине недостаточной звездности состава. Вопрос несколько в другом:

делала ли Катрин де Зегер сознательную ставку на не очень раскрученных авторов или у нее что-то не склеилось? Ответ появится чуть позднее.

Пока же можно констатировать, что из общеизвестных мировых звезд в Москве будут представлены живущая в Англии палестинка Мона Хатум, а также базирующийся во Франции венгерский архитектор и художник Йона Фридман, которому недавно исполнилось 90 лет, – и все, пожалуй. Имена остальных участников говорят куда меньше, что, повторимся, ровным счетом ничего не определяет заранее. Да, и еще никак нельзя обойтись без упоминания тех, чья узнаваемость гарантирована географией.

В списке фигурируют 13 российских участников, среди них персоны весьма авторитетные и значимые: Александр Бродский, Виктор Алимпиев, Ирина Затуловская, Валерий Кошляков, Елена Ковылина.

Имеется также загадочный «Коллектив авторов», маркированный «Россия – Украина – Франция», среди представителей которого немало знакомых персонажей (не будем пока расшифровывать). К тому же среди иностранцев попадаются фигуры, давно и неплохо представленные в московском контексте: например, выставки Рены Эффенди из Азербайджана неоднократно проходили в здешних галереях.

Впрочем, главная выставка биеннале наверняка не превратится в бенефис «местных»: слишком много было приложено усилий в предыдущие годы, чтобы избежать именно такого сценария. По традиции художественный мир будет представлен максимально разнообразно. В аннотации говорится об участниках из сорока стран планеты – правда, стоит иметь в виду, что в сегодняшних реалиях формальная прописка того или иного автора зачастую выглядит анахронизмом. Чтобы описать, кто из них где родился, учился, жил и работал, нужно постоянно крутить перед собой школьный глобус и заглядывать то сверху, то снизу.

Скажем, в списке фигурирует австралийская художница польского происхождения Гоша Влодарчик, которая планирует расписать стеклянные стены конференц-зала в Манеже графическими «Морозными узорами». А родившийся на Тайване канадец Эд Пин представит проект «Воображаемое поселение», где в призрачных домиках будут обитать тени. Тем самым художник подразумевает жизнь на чужбине, вдали от родных корней.

Не обойдется без теней и работа индонезийца Джумаади «Женщина, которая вышла замуж за гору»: предполагается, что традиции народного театра «ваянг» соединятся здесь с сугубо авторскими фантазиями.

Анонсирован также проект Альфредо и Исабель Акилисан (они филиппинцы, работающие в Австралии), который будет посвящен России. В настоящее время художники заняты сбором «пожертвований» от населения в виде санок и лыж, необходимых для задуманной инсталляции.

Упомянутая выше Мона Хатум покажет инсталляцию, напоминающую гигантскую паутину, но с хрустальными шарами вместо мух. А ветеран-архитектор Йона Фридман обещает с помощью волонтеров из московской школы МАРШ создать масштабную конструкцию из бумаги и картона, призванную иллюстрировать воззрения автора на будущее зодчества. Разумеется, подобные анонсы не дают представления о выставке в целом, но все же загодя понятно, что Катрин де Зегер собирается сделать акцент на пространственных объектах символического свойства. А чтобы узнать, какую роль исполнит заявленный в слогане свет, придется дождаться вернисажа.