Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Сергей Сельянов
Сергей Сельянов
Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС

«Мы хотим увидеть режиссеров 2014 года»

Сергей Сельянов рассказал «Газете.Ru» о фестивале короткого метра «Короче», который он возглавил

Алексей Крижевский

С 23 по 25 августа в Калининграде впервые пройдёт «Короче» — международный фестиваль короткометражного кино. Президент фестиваля, продюсер Сергей Сельянов рассказал «Газете.Ru» о том, зачем короткометражное кино режиссерам и продюсерам, как его прокатывать, зарабатывать на нем и чему служит новый российский кинофестиваль.

— В каком состоянии находится короткометражное кино в нашей стране?

— В некоторых европейских странах короткометражное кино имеет самостоятельный рынок и ведет самостоятельное существование. В частности, во Франции, где его показывают по телевидению, — там такое кино имеет самостоятельное значение. Этот рынок небольшой, но всё же... В России (и не только в России) короткий метр – это, скорее, путевка в жизнь для режиссера: оно презентует режиссера на предмет его готовности к полнометражному проекту. Делается оно в основном в рамках образовательных программ: люди учатся режиссуре и в процессе учебы снимают какое-то количество коротких фильмов, а затем несут их продюсерам. Или продюсеры их ищут – это взаимно.

— То есть функция короткого метра только заявочная?

— Да. Такими фильмами человек заявляет – я режиссер, и, если вы с этим согласны, давайте поговорим о чем-то серьезном, то есть о большом фильме. И самостоятельного рынка короткого метра у нас не существует, если, конечно, не брать короткометражное анимационное кино, которое как-то присутствует и на телевидении, и в интернете, как-то монетизируется. В игровом это визитная карточка режиссера.

— То есть фестиваль «Короче» — это фестиваль будущих режиссеров?

— Разумеется, для нас это имеет значение. Ведь почему мы – я, Игорь Толстунов (руководитель кинокомпании «Профит»), другие продюсеры – поддерживаем этот фестиваль? Не только в целях абстрактной поддержки, но и с практической целью: мы, конечно, хотим увидеть там наших потенциальных режиссеров, режиссеров 2014 года. Этот фестиваль может стать точкой сборки, местом силы. И вообще такая площадка индустриально важна и необходима. В России есть какое-то количество короткометражных фестивалей, но, как правило, они завязаны на образовательный процесс: в них участвуют студенты ВГИКа, Петербургского университета кино и телевидения... Ничего в этом плохого нет.

— Одновременно с «Короче» открывается фестиваль короткого метра Future Shorts, который проходит в Москве. Вы считаете его конкурентом?

— Этот фестиваль скорее пропагандирует жанр короткого метра, чем его судит: для него отбираются лучшие фильмы, всё делается для любителей кино. У него некая культуртрегерская миссия — и это, кстати, очень интересно: там работы бывают очень любопытные.

Для продюсера, когда он думает о полнометражном будущем того или иного режиссера, не всегда важно, получился ли короткометражный фильм в целом, — важно увидеть там режиссера. А вот для зрителей важнее, чтобы получился именно фильм.

— Недавно худрук «Союзмультфильма» Михаил Алдашин говорил, что короткометражка — что в кино, что в анимации – самый невыгодный жанр: она не продается, не прокатывается, ее не покупает ТВ. И что с этим делать, совершенно непонятно.

— Одно дело – продается и прокатывается, и другое – когда это просто визитная карточка. Продюсер с фильмами-визитками ничего делать не собирается – он либо видит, либо не видит там режиссера; соответственно, речь идет о судьбе режиссера, а не о судьбе короткометражного фильма. И да, действительно, короткометражки у нас в России почти не продаются и почти не прокатываются, но по ним можно понять и увидеть, режиссер ли перед тобой — и режиссер какого уровня. Конечно, решение принимается не только по просмотрам. И противоречия нет: Алдашин говорил о рынке фильмов, а я говорю о рынке режиссерского труда.

— При этом есть пример удачной работы с коротким метром — лента «Рассказы» Михаила Сегала, сложенная из четырех короткометражных новелл. Эта картина была относительно успешна в прокате. Насколько этот трюк может стать ноу-хау?

— Это всегда было, есть и будет. У Сегала истории объединены единой авторской позицией, стилистическим единством, определенным приемом. Сегалу не нужно было доказывать, что он режиссер: у него уже была одна полнометражная картина «Франц+Полина», он снимал интересные, режиссерски состоятельные клипы. Ведь режиссером можно быть в разных коротких формах. Поэтому перед Сегалом стояла другая задача, как и перед любым автором, который хочет делать всё, что хочет. Поэтому он начал с короткометражки «Мир крепежа» — она потом вошла в «Рассказы»; и когда он добился результата, ему стало легче двигаться дальше. Это просто такой способ построения полнометражного проекта. Или вот такой случай: на «Кинотавре» был представлен фильм «Диалоги» Ирины Волковой; он состоит из пяти новелл, объединенных интонацией, приемом, режиссерским видением; а начинался этот проект с одной истории, которую Волкова принесла мне как продюсеру. А иногда получаются удачные альманахи, например «Прибытие поезда» (1996), где вместе работали Алексей Балабанов, Владимир Хотиненко, Александр Хван и Дмитрий Месхиев.

— У вас самого есть опыт продвижения короткой формы и заработка на ней — серии «Лунтика», выпускаемого вашей компанией СТВ, которые, кстати, на Youtube появляются раньше, чем в телеэфире, и, если верить Google, приносят вам большие доходы. Когда лауреаты «Короче» смогут так же обогатиться за счет видеосервисов?

— Теоретически смогут. Но практически… существенная часть короткометражных фильмов, производящихся в России, – это авторское кино. У таких картин ограниченный зрительский потенциал. Поэтому пока о монетизации говорить не стоит.

Вот если бы производились развлекательные короткие фильмы… Но это произойдет скоро – с развитием интернета. Вот если он превратится в площадку для монетизации, если вопрос с пиратами будет решен до какой-то степени, которая позволит получать из сети отдачу, — вот тогда, я думаю, появится небольшое количество коротких фильмов — сериальных, цикловых или просто отдельных. Как правило, смешных, но, может, и в других жанрах... Эти фильмы будут делать специально для сети. Но это отдельный вид деятельности, и он может не быть связан с дебютами – за него могут браться и люди уже состоявшиеся.