Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

В декабре 41-го

Сериал «Ладога» Александра Велединского выйдет на Первом канале

Первый канал в день 70-летия освобождения Ленинграда от блокады начнет показ мини-сериала Александра Велединского «Ладога» о том, как ловили немецких шпионов на Дороге жизни.

Конец 1941-го. Осажденный Ленинград связан с Большой землей Дорогой жизни – автомобили-полуторки везут по ледяной трассе в город продовольствие, а обратно вывозят жителей. Во время проводки одной из колонн с эвакуированными гибнет сын молодой ленинградки Ольги: они случайно оказываются в разных машинах, и мать не может спасти своего ребенка. Ольга (Ксения Раппопорт) остается в автобате, который обслуживает Дорогу, а водитель Максим (Андрей Мерзликин) соглашается обучить ее водить машину.

В часть приезжает капитан НКВД Сергиенко (Алексей Серебряков). По информации разведки, немцы с помощью одного из водителей готовят на Дороге диверсию, и капитану нужно обезвредить предателя. Безопасность людей и грузов требуется обеспечить любой ценой, под подозрение попадают и старый шофер Савельич (Юрий Максимов), и Ольга, и командир автобата майор Кулясов (Дмитрий Назаров). А в следственных методах Сергиенко не стесняется.

27 января исполнилось 70 лет со дня полного освобождения Ленинграда от блокады.

Всю неделю Первый канал будет показывать фильмы и программы, посвященные этой дате. В этом проекте участвуют документальный фильм «Голоса» по сценарию Катерины Гордеевой о переживших блокаду детях и подростках, «Непокоренные» о водителе, служившем на Дороге жизни, телефильм «Линия Марты» — о том, как современные люди по велению души решают загадку найденного под старыми обоями письма и ищут девочку-блокадницу Марту.

Начнется неделя памяти с четырехсерийной «Ладоги» — и она в общий сюжет вписывается с трудом.

«Ладогу» снял Александр Велединский, автор вольной экранизации прозы Эдуарда Лимонова «Русское» и мистической драмы «Живой». Еще он был сценаристом сериалов «Дальнобойщики» и «Бригада» — и этот опыт, видимо, при съемках «Ладоги» пригодился Велединскому больше, чем работа над фильмом «Географ глобус пропил» по роману пермского писателя Алексея Иванова, с которой режиссер выиграл прошлогодний «Кинотавр».

«Ладога» оказалась военным детективом. Детективом достаточно честным, в котором нашлось место и для ужасов блокады — с умирающими от голода людьми, со смертями от фашистских пуль и от холодной ладожской воды. И немного сумбурным – сюжет постоянно спотыкается о действия героев фильма, которые порой ничем не обоснованы; так, в одной из сцен водитель останавливает машину сразу после слов о том, что не может остановиться, «потому что муку везет», и едва ли это такой художественный прием, призванный добавить пафоса.

Непогрешимо логичным выглядит только герой Серебрякова, который ведет расследование жестко, беспринципно и на окружающих смотрит только с точки зрения своей задачи.

Он может расстрелять за украденную горсть зерна, а может помиловать, обнаружив более масштабное преступление, если такой подход поможет поймать диверсанта.

Но эта смершевская логика картины как раз и ставит «Ладогу» особняком в рамках приуроченных к годовщине снятия блокады кинопоказов Первого. С «Голосами» перекликается фильм «Линия Марты» — главные в этой картине все же не странствия добровольных историков, а воспоминания детей-блокадников. «Ладога» вроде бы должна рифмоваться с «Непокоренными» и рассказывать о подвиге водителей полуторок, но получилось так, что те шоферы, которые честно делают смертельно опасное дело, спрятаны в общей веренице грузовиков, едущих по хрупкому льду под обстрелом вражеских самолетов; неяркие люди, до которых сценаристам, кажется, не было дела. Ну а особисты и диверсанты увлеченно бегают друг за другом, повторяя «В августе 44-го» в декорациях зимы 41-го, когда и СМЕРШа никакого не было, но борьба со шпионами была.