ТВ

1 40

«О» значит Олимпиада

Прошла церемония открытия 22-й зимней Олимпиады в Сочи

Алексей Крижевский, Игорь Карев, Наталия Митюшева, Оксана Кислицына, Татьяна Сохарева

В Сочи прошла церемония открытия Олимпийских игр — 2014 — самое масштабное представление года.

Девочка с символичным именем Любовь (11-летняя Лиза Темникова из Краснодара) спит и видит сны. Ей снится кириллический алфавит в примерах: А — это азбука, Б — Байкал, В — вертолет Сикорского, Г — Юрий Гагарин. На каждую букву находится по предмету гордости; не забыты «Ёжик в тумане», Владимир Набоков и, собственно, Россия, которой отвели букву Я. Пушкину остался «твердый знак» — видимо, благодаря старостильному написанию фамилии великого поэта.

Потом Люба увидит историю России в живых картинах, с древних времен, когда, почему-то, к берегу моря приплывают натуральные аргонавты, и до строительства стадиона «Фишт», на арене которого Люба и спит.

Она увидит переход Руси от язычества к православию (дымковская игрушка и расписные чайники превратились в купола храма Василия Блаженного и маковки стоглавой Москвы). Из ярмарки — через залпы пушек — Люба промарширует с потешными войсками Петра Первого прямиком в Северную столицу и на первый бал Наташи Ростовой (под музыку Евгения Доги из фильма «Мой ласковый и нежный зверь»).

Резким рывком во времени сон переносит девочку, и зрителя вместе с ней, во времена промышленной революции и индустриализации. Наступлению машин предшествует короткий экскурс в историю русского авангарда, представленный визуальными цитатами из художников-супрематистов 1920–1930-х.

Авангард сменится соцреализмом, а тягу к искусству заменят пятилетки: Люба познакомится с дядей Степой (в исполнении фактурного Николая Валуева) и узнает, что такое пионеры и ячейка общества (коляски летают в воздухе, люди встречаются, женятся под жизнерадостные мотивы комедий Георгия Данелии). Дальше Люба улетит на небо, как «ласковый мишка» Олимпиады-80 — и начнется современность: Анна Нетребко споет олимпийский гимн, Диана Вишнева изобразит в танце метафорическую голубку мира, а Ирина Роднина и Владислав Третьяк зажгут огонь Олимпиады.

Театрализованное действо, открывавшее Олимпийские игры в Сочи, называлось «Сны о России». Его продюсером стал гендиректор Первого канала Константин Эрнст.

Он собрал довольно обширную команду, в которой нашлось место для специалистов из разных областей и стран. В качестве постановщика выступил Андрей Болтенко — один из немногих в России режиссеров, занимающихся масштабными массовыми представлениями; в его послужном списке, к слову, чрезвычайно качественное шоу на московском «Евровидение-2009». А сценографией и визуальными решениями занимался художник и архитектор Георгий Цыпин. В его резюме — оформление спектаклей в Метрополитен-опера, Парижской национальной опере, сотрудничество с Мариинкой и с Большим театром, бродвейская «Русалочка».

Подробности церемонии держались в глубочайшей тайне.

Впрочем, сохранить интригу организаторам удалось лишь в нескольких моментах. Среди них — состав участников концерта, предварявшего шоу; его смогли увидеть только зрители в Сочи. Их анонсировали как «звезд российского шоу-бизнеса» — ими оказались участники сверхпопулярного шоу «Голос» и фолк-певица Пелагея.

Группа «Тату» — самый, пожалуй, неожиданный участник — исполнила живьем свой культовый хит «Нас не догонят».

Позже, под фонограмму этой композиции (в обработке диджея Леонида Руденко) на стадион вышла российская сборная.

Церемония вышла очень масштабной — для обеспечения шоу было задействовано более 12 тысяч человек, а в массовых постановочных сценах — танцевальных, балетных, акробатических и цирковых номерах — участвовало около 3 тысяч артистов.

Если техническое решение у опрошенных «Газетой.Ru» экспертов не вызвало никаких замечаний, то относительно решения творческого их мнения разделились. Художник-акционист Анатолий Осмоловский назвал шоу «довольно современным, качественным и нарядным».

«Россия в этом шоу предстала страной, не боящейся экспериментов, — рассказал Осмоловский «Газете.Ru». — Если сравнить его с другими Олимпиадами, на мой взгляд, мы не ударили лицом в грязь и сделали оригинальное представление».

По мнению прозаика Дмитрия Быкова, это получилось грандиозное, мегапатриотическое шоу старого образца.

«Мне оно показалось печально несвоевременным: в нем было очень много пафоса 1970-х годов и не хватало иронии.

Открытие Олимпиады-80 прошло гораздо человечнее и веселей», — сказал Быков «Газете.Ru».

Центральная часть шоу, посвященная супрематизму, считает Осмоловский, стала украшением церемонии, а самыми слабыми элементами оказались символы Олимпиады, которые придуманы в устаревшей эстетике и не очень вяжутся с визуальным представлением в целом.

«Супрематизм является одним из узнаваемых брендов России в мире, — уверен он. — Здорово, что российские власти начинают это понимать.

Все было сделано качественно и, главное, без матрешек и прочей псевдонациональной мифологии. С ней вышло бы значительно хуже».

Идеальным Быков назвал открытие лондонской летней Олимпиады-2012 — оно было «в меру ироничным, в меру пафосным». «Там были основные знаки британского национального характера и культуры, — рассуждает писатель. — То, что мы увидели сейчас, — это игра мускулами. А это не всегда производит приятное впечатление».

«Главный грех кроется в сценарии: получился советский массовый праздник без тех обаятельных черт советских массовых праздников, которые ему были свойственны раньше. Вышло обесчеловеченное, механистическое зрелище. Я даже сильно затосковал по Олимпиаде-80», — заключил Быков.

Присутствовавший на церемонии открытия Игр заместитель главного редактора «Газеты.Ru» Евгений Шипилов отметил хорошую организацию шоу: «Ни одной очереди, ни одной заминки, ни одной стычки между болельщиками и организаторами — только дружелюбные волонтеры и практически полное отсутствие людей в полицейской форме». «От самого открытия мы заранее ожидали чего-то грандиозного, однако многие не сомневались – это будет что-то пошлое, вульгарное и преисполненное милитаристского пафоса (хотя по правилам МОК и запрещено использовать тему войны). Эдакий апофеоз Евровидения и танцев со звездами, приумноженный в несколько раз, — рассказывает Шипилов. — Но

неожиданно мы стали свидетелям яркого стильного представления мирового уровня. Мы увидели Россию не глазами абсолютного большинства с плясками верок сердючек и стасов михайлов, а Россию вальсирующую, красивую, стильную и современную.

От спецэффектов и музыки стадион резонировал, болельщики искренне визжали от восторга, а вместе с нами — и олимпийцы, которых рассаживали прямо на трибунах. Уровень энергетики на стадионе «Фишт» 7 февраля зашкаливал».

Гораздо более скуп в оценках редактор отдела «Спорт» «Газеты.Ru» Артём Загумённов. «Надо понимать, что церемония открытия по ТВ и церемония открытия с трибун — это, как говорится, две большие разницы, — отметил он. — Телевизионная картинка смотрелась просто идеально, выше всяких похвал, а вот с трибун все выглядело далеко не так однозначно. Пекин, Ванкувер, Лондон — у каждого города были свои «фишки».

Сочи, на мой взгляд, удивить ничем не смог.

Большая часть шоу уже была презентована в Казани во время церемонии открытия Универсиады. Кстати, организаторы в Сочи посетовали сразу после казанского пиршества: мол, ну что же нам теперь делать?»

«Речь даже не про пять колец, которые, по словам телезрителей, выглядели на отлично, а трибуны воочию лицезрели серьезный просчет, — рассказывает Загумённов. — В стремлении превзойти предыдущих организаторов наши загнали себя в угол и не смогли выдать на «ура» что-то выдающееся, что, конечно, печально. По факту сейчас широкая общественность поделилась на два лагеря. Одним все очень понравилось, другим — с точностью до наоборот. У меня за плечами богатый опыт предыдущих Игр, так что параллели провести могу. В Ванкувере и в Лондоне было просто «Вау». В Сочи, к сожалению, «Вау» было только по ТВ».