Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Музыка

Яак Йоала, 1979 год
Яак Йоала на «Голубом огоньке», 1978 год
Яак Йоала, популярный эстонский эстрадный певец, 1982 год
Эстрадный певец Яак Йоала (первый справа) в студии звукозаписи, 1980 год
Яак Йоала исполняет новую песню во время записи «Голубого огонька, 1983 год
Эстонский певец Яак Йоала с женой Дорис и сыном Янаром в домашней обстановке, 1979 год
Яак Йоала
Яак Йоала, 1979 год
Яак Йоала на «Голубом огоньке», 1978 год
Яак Йоала, популярный эстонский эстрадный певец, 1982 год
Эстрадный певец Яак Йоала (первый справа) в студии звукозаписи, 1980 год
Яак Йоала исполняет новую песню во время записи «Голубого огонька, 1983 год
Эстонский певец Яак Йоала с женой Дорис и сыном Янаром в домашней обстановке, 1979 год
Яак Йоала
  • Яак Йоала, 1979 год
  • Яак Йоала на «Голубом огоньке», 1978 год
  • Яак Йоала, популярный эстонский эстрадный певец, 1982 год
  • Эстрадный певец Яак Йоала (первый справа) в студии звукозаписи, 1980 год
  • Яак Йоала исполняет новую песню во время записи «Голубого огонька, 1983 год
  • Эстонский певец Яак Йоала с женой Дорис и сыном Янаром в домашней обстановке, 1979 год
  • Яак Йоала
1 7

Умер Яак Йоала

Скончался эстонский музыкант, певец и педагог Яак Йоала

Отдел культуры

На 65-м году жизни скончался эстонский музыкант, певец и педагог Яак Йоала — одна из ярких звезд советской эстрады 70–80-х годов. Причины смерти не объявляются; в 2011 году Йоала перенес инфаркт миокарда, но после объявил, что полностью вылечился.

При словах «советская эстрада» сегодня на ум приходит один Иосиф Кобзон. Иных уж нет, а другие не выдержали схватку со временем, сдавшись новейшим веяниям. Не лишним будет вспомнить, что это было одно из самобытнейших явлений, жанр, в котором не чурались работать певцы с оперной выучкой — такие, как, например, Муслим Магомаев. Отчасти это позабытое ныне многообразие было обусловлено и масштабами той страны, которая перестала существовать четверть века назад: таланты находились не только на территории РСФСР, но и в других республиках. И совсем не по национальным квотам.

Так в какой-то момент места под софитами практически оккупировали талантливые эстонцы — Анне Вески, Тынис Мяги, Иво Линна, которые активно гастролировали по всей стране, записывали альбомы и блистали на конкурсах.

До высот патриарха Георга Отса, который был и народным артистом СССР, и лауреатом Сталинских премий, конечно, никто из них не добрался, но явлением оказались заметным. К этому поколению принадлежал и Яак Йоала.

Секрет мастерства Йоалы, как и многих певцов той эпохи, — в классической выучке и привитой с детства культуре. Еще до поступления в Таллинское музыкальное училище будущий певец заслушивался классическими операми и грезил, как выходит на сцену с корифеями оперного искусства прошлого. Именно поэтому, когда ему самому пришло время выйти на эстраду, многие были поражены тому, что Муслим Магомаев, говоря о Йоале, называл «крепким певческим дыханием». Яаку Арновичу запросто давались и сложно организованные песни, и кавер-версии мировых хитов, вроде «Облади-облада» The Beatles.

В 1970-х певец неоднократно становился лауреатом международных песенных конкурсов, завоевывая популярность и симпатии лучших композиторов калибра Раймонда Паулса.

Прорывом же для Йоалы оказался фильм «31 июня» — фантастический мюзикл 1978 года, в котором он исполнил четыре песни из четырнадцати. «Я все равно на ней женюсь», «Он пришел, этот добрый день» — после них об исполнителе с красивым прибалтийским акцентом узнали по всей стране. Он начал активно ездить с гастролями, появлялся на телевидении — в «Утренней почте» и «Песне года» — и снимался в кино. Он так часто уезжал из Эстонии для выступлений, что на родине его даже прозвали «кремлевский соловей».

Йоала признавался, что его любимой песней того времени была не знаменитая «Лаванда», спетая в дуэте с Софией Ротару, а более камерная «Фотографии любимых», написанная Давидом Тухмановым и записанная Йоалой в 1976-м. О «Лаванде» же он отзывался крайне неодобрительно и утверждал, что исполнял ее лишь однажды — во время записи «Голубого огонька».

«Я не пою такие песни. Это уже слишком, ниже всякого уровня. И это не важно, что песня имела сумасшедшую популярность», — рассказывал он в одном из интервью.

Уход Яака Йоалы с советской сцены прошел по большому счету незамеченным — дело было в 1988 году, в СССР тогда происходили и более интересные вещи, а бульварной прессы, падкой на такие темы, в то время, считай, и не было.

Причин он так и не назвал — просто в какой-то момент Йоала, видимо, решил доказать, что соловей-то он соловей, но совсем не кремлевский. Слухи, конечно, распространились среди поклонников быстро, кто-то им верил, кто-то нет; но новых концертов эстонского певца не было, новых песен не появлялось, потом прибалтийские республики отправились в свободное плавание, окончательно распался СССР. В общем, Йоала понемногу ушел в историю, вернувшись в родную и теперь уже независимую Эстонию.

Он какое-то время организовывал концерты приезжих звезд, преподавал. В середине 90-х вместе с Мяги и Линна организовал большой — по меркам Эстонии — проект, сделав программу со своими хитами 60–70-х годов.

«Это вроде пародии на «Три тенора» или на «Три поросенка», если хотите. Честно говоря, большого удовольствия мне это не доставило», — рассказывал Йоала в начале нулевых. А уже через несколько лет он окончательно ушел из музыки.

Музыканта, конечно, не забыли — преданные поклонники у него остались, возможно, вопреки его желанию. В 2007 году в России вышел альбом «Сама Любовь» — компиляция его самых известных хитов, на которой была и «Фотографии любимых».