Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Музыка

Билли Айдол
Билли Айдол
Wikimedia Commons

Опереточный панк

Вышел новый альбом Билли Айдола «Kings and Queens of The Underground»

Ярослав Забалуев

Вышел новый альбом Билли Айдола «Kings and Queens of The Underground» — оформленный в жанре опереточного психоанализа выход белокурой бестии 80-х в образе ветерана панк-сцены.

Билли Айдол из тех артистов, которых злые языки часто записывают в разряд спекулянтов на великом прошлом. В этом ряду урожденный Уильям Броуд среди прочих героев былых времен даже несколько выделяется:

его слава всегда была основана не столько на музыкальном даровании, сколько на ярком имидже белокурой бестии, который в свое время оказал влияние на множество артистов (включая, скажем, Константина Кинчева).

В 2005 году Билли произвел эффектный камбэк, выпустив альбом «Devil's Playground», который успешно попал в общую ностальгию по музыке четвертьвековой давности. Пластинка, прохладно встреченная критикой, дала артисту возможность отправиться в затяжное турне, порадовать старых фанатов и по возможности обаять новых.

К чести Айдола и его постоянного компаньона гитариста Стива Стивенса надо отметить, что

с выпуском нового альбома они совершенно не торопились, понемногу сочиняя песни в ходе гастролей и проверяя их на почтенной публике.

Есть и еще одно важное обстоятельство: в этом году певец завершил и выпустил свою автобиографию «Dancing With Myself». Именно из этого мемуарного опыта выросла баллада «Kings and Queens of The Underground», давшая имя всему альбому и определившая его концепцию.

Это развернутый саундтрек к книге воспоминаний и одновременно самостоятельная рок-опера, посвященная не столько фактам биографии Билли, сколько его сегодняшней рефлексии о мятежной юности.

Кстати, продвигающий «Kings and Queens» артист гораздо меньше похож на молодящегося перекачанного ботоксом певца, представшего перед публикой, например, несколько лет назад в «Лужниках». Айдол, кажется, почти завязал с пластической хирургией, в связи с чем его лицо перестало напоминать маску черта и приобрело подобающую возрасту морщинистую текстуру. Изменился и голос: педалируемая по-прежнему неуемная сексуальность дополняется бархатными обертонами, на пороге 59-летия звучащими более уместно. Ну и наконец, изменилась и музыка.

Если раньше артист делал упор на припанкованный хард-рок, чуть подкрашенный гудением нововолновых синтезаторов,

то теперь неожиданно записал альбом, подходящий для исполнения на стадионах.

Перегруженные гитары теперь не выведены на первый план, а утоплены в синтезаторном мареве. В некоторых треках и вовсе складывается впечатление, что струны терзает поклонник многослойных гитарных эффектов в стиле Эджа из U2. Разумеется, продюсировал альбом не Брайан Ино, а потому относительная изысканность аранжировок не должна помешать ни сплясать гопака под энергичные номера («Can't Break Me Down» и «Whiskey and Pills»), ни стать медленным композициям хитами вечеринок «Кому за 45».

Сентиментальная задушевность, которой несколько злоупотребляет на этой пластинке Айдол, отлично сочетается с изрытым морщинами лицом рок-пенсионера и бывшего секс-террориста.

Верно выбранная интонация в результате оправдывает и некоторую простодушность аранжировок, и строчку «Помнишь ли ты, как мы занимались любовью на полу клуба Roxy».

В принципе, если искать аналогию этому очень кинематографичному по драматургии альбому, то ближайшей окажется «Рестлер» с Микки Рурком. Как и Микки, Билли, конечно, отчасти рисуется, играя в отставную звезду. Не только исповедуется, но и удачно капитализирует творческий путь, значительная часть которого пролегла по канавам. Впрочем, именно этот ход в ходе прослушивания альбома и вызывает больше всего восхищения. С середины нулевых этот пожилой белобрысый подонок, некогда оседлавший народные чаяния и вдруг утративший нюх на конъюнктуру, смотрелся слегка растерянно. Неестественно гладкий, читающий тексты хитов по бумажке Айдол почти превратился в карикатуру на самого себя. И вот когда такой персонаж, на котором уже все поставили крест, берет и устраивает опереточный выход в роли ветерана сцены, без зазрения совести цитирующего свои хиты («Postcards From The Past») и сравнивающего Джонни Роттена из Sex Pistols с Христом, ругать его за безвкусицу как-то глупо.