Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

1 6

Неровен час

В прокате «Последние часы» Зака Хилдича

Егор Москвитин

В прокате «Последние часы» дебютанта Зака Хилдича — фантастический триллер о конце света, тепло встреченный в Каннах, но уступающий лучшим образцам жанра.

К Земле летит делегация метеоритов, Северного полушария уже нет, а Южное начинает обратный отсчет: двенадцать часов, одиннадцать, десять. Австралиец Джеймс (Натан Филлипс из чернобыльского мокьюментари «Запретная зона»), оставив любовницу Зои (Джессика Де Гау из недавнего сериала «Дракула»), смахнув дорожку кокаина и выпив все, что нашлось, спешит на вечеринку-оргию, где его ждет другая подружка.

По пути герой наблюдает слайд-шоу до боли знакомых кадров из фильмов-катастроф: массовые самоубийства, вспышки насилия, безумие, горящий горизонт, религиозный экстаз и кровавые прощальные записки на заборах.

Увидев, как два реднека похищают школьницу (Ангури Райс), Джеймс решает вмешаться — и поездка под кайфом на апокалиптическую вечеринку превращается в паломнический трип.

Снятый за $2,5 млн дебют австралийца Зака Хилдича технически почти безупречен. Все ускоряющийся монтаж — особенно в автомобильных сценах — и правда создает ощущение отсчета перед трагическим финалом. Показанные масштабы катастрофы никак не сходятся в голове с микроскопическим бюджетом. Недавний американский фильм «Одна миллиардная доля» при схожих инвестициях добился куда более скромных успехов.

У Хилдича же хватает ресурсов не только на картину социального коллапса, но и на эффектный футуристический финал.

Во многом настроение «Последних часов» создается точно подобранными музыкой и закадровым голосом. Открывающая сцена склеена из последних телефонных звонков, напоминающих об 11 сентября — и о том, что сюжеты фильмов-катастроф легко превращаются в утренние выпуски новостей.

А сквозь сюжет зрителя ведет голос радиоведущего — Бога из магнитолы, которому позволено говорить то, о чем молчат герои.

Сценарий фильма не так хорош, как все, что выросло вокруг него. В «Последних часах» не происходит ничего такого, что уже не случалось с Австралией в «Безумном Максе» или «Ровере». Маршрут героя заведомо предсказуем:

сложно представить, что он бросит ребенка в беде или встретит конец света на маскараде дегенератов, если в хижине у моря его ждет настоящая любовь.

Сцена вечеринки написана и снята с размахом Тинто Брасса, но актеры, которым на ней предстоит разыграть ключевой конфликт всей истории, не справляются со своей работой. Особенно это бросается в глаза, когда австралийская звезда Дэниел Хеншелл в роли устроителя кровавой оргии начинает пародировать Дэнниса Хоппера из «Апокалипсиса сегодня». Наконец, в «Последних днях» много не то чтобы неприличных — просто уже надоевших эмоциональных уловок: внезапных новостей о беременности, детских могилок, расставаний с родными. Во всем этом не было бы ничего плохого, если бы дебют Хилдича не позиционировал себя как антитезу сентиментальным фильмам-катастрофам. А он позиционирует:

герои немногословны, избегают привычных проявлений чувств и надрывных диалогов.

В итоге фильм не предлагает ни нового взгляда на старый сюжет, ни персонажей, которым можно было бы сострадать.

В этом году «Последние часы» претендовали на «Золотую камеру» в Каннах, но остались без приза — зато были тепло встречены публикой и прессой. За фестивальным показом последовал скромный летний прокат: лучшего времени для истории про раскаленную Австралию было, казалось, не найти. Но нет: в России фильм-катастрофа выходит перед Новым годом, от которого многие не ждут ничего хорошего. У «Кино без границ» отличный юмор, но не так много зрителей его в этот раз оценит.