Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

ТВ

Кадр из сериала «Чернобыль: Зона отчуждения»
Кадр из сериала «Чернобыль: Зона отчуждения»
СинеЛаб Продакшн

«Вот она — настоящая американская Припять»

Какие сериалы выйдут в ближайшее время на телеканале ТВ3

На телеканале ТВ3 выходит второй сезон сериала «Чернобыль. Зона отчуждения». «Газета.Ru» поговорила с гендиректором канала Валерием Федоровичем и генпродюсером Евгением Никишовым о телекино, съемках в Америке, будущем многосерийного «Гоголя», новом проекте Бориса Хлебникова с Анной Михалковой и сериале про вампиров, защищающих царскую семью.

— Вы сняли значительную часть второго сезона «Чернобыля» в Америке. Как так получилось?

Никишов: Мы были заложниками финала первого сезона, в котором прямым текстом говорилось, что авария случилась в США и героям надо отправиться туда. Саша Дулерайн (Александр Дулерайн, генпродюсер ТНТ — «Газета.Ru») прочел сценарий и сказал: «Ребята, все это, конечно, круто, но снять невозможно».

Федорович: Но учитывая, что первый сезон «Чернобыля» стал самым рейтинговым киносериалом за всю историю ТНТ, нам удалось убедить всех, что второй надо делать так, как написано. То есть именно в Америке, с местными актерами, погонями, перестрелками и прочей сложнопостановочной головной болью.

Никишов: Потом, правда, мы год не могли получить рабочие визы и даже рассматривали другие локации, в которых можно было бы построить нашу постъядерную Америку. Всерьез думали про Южную Африку, Новую Зеландию, Австралию, Мексику…

— Еще можно было где-нибудь в казахской степи песка насыпать.

Никишов: Такая мысль у нас, кстати, тоже была (смеется).

Федорович: В итоге визы мы получили, но выбрали самое неудачное место.

Никишов: Лос-Анджелес оно называется. Там дико трудно снимать. Но где-то

увидели фоторепортаж из города Трона и поняли, что вот она — настоящая американская Припять.

— Какие на месте были сложности со съемками?

Никишов: Проще, наверное, вспомнить, каких не было. Из-за дефицита бюджета практически все приходилось делать в прямом смысле своими руками. Мы как-то приехали на место, где должны были снимать лобовое столкновение двух машин. И тут видим, что по обе стороны дороги огромные кучи песка, которые мешают нормально снять сцену.

Нас на площадке было четыре человека, включая режиссера Павла Костомарова и оператора Юрия Никогосова. Мы взяли лопаты и четыре часа убирали этот песок. Иначе просто не сняли бы.

В Америке снимать очень круто, но очень дорого. Платить приходится за все и всегда. Время актера, к примеру, считается с момента его выхода из гостиничного номера до того, как он вернется обратно и примет душ. Даже если снимаешь в получасе езды от города, это неизбежно приводит к переработкам.

— Первые две серии «Чернобыля» пойдут в прямом эфире во всех регионах по московскому времени. Зачем это сделано? Не боитесь остаться без зрителей из Владивостока, например?

Федорович: Мне кажется, это здорово, что все люди одновременно будут смотреть кино, что его нельзя будет найти у пиратов, записавших эфир где-нибудь на востоке страны.

— Как я понимаю, вы уже год как начали перезапускать ТВ3. Вышел «Гоголь», выходит «Чернобыль», но наверняка вы все это время занимались какими-то глубинными переменами. Расскажите, чего ждать?

Федорович: Мы довольно долго занимались киносериалами на ТНТ, но

год назад было принято решение, что ТНТ будет ориентироваться на комедии, а ТВ3 станет местом силы для крутых драматических сериалов.

Именно для того, чтобы заявить о своих намерениях, мы весной выпустили первый сезон проекта «Быть или не быть». Показали там пять пилотов от лучших русских режиссеров. Чтобы заявить, что режиссеры такого уровня будут снимать сериалы для ТВ3. За прошедший год мы отсняли множество пилотов, часть которых уже запускаем в производство.

— Расскажите подробнее.

Федорович: Ну, например, «Мертвое озеро», которое сделали авторы «Духless» продюсер Петр Ануров и режиссер Роман Прыгунов. Кастинг там тоже отличный: Евгений Цыганов, Павел Табаков, Андрей Смоляков… Борис Хлебников отснял крутейший пилот — «Обычная женщина», детективную драму с Анной Михалковой в главной роли.

Никишов: Костомаров после «Чернобыля» снимает для нас «Вонгозеро» — историю про глобальную эпидемию, от которой пытаются спастись главные герои.

Федорович: Там смысл в том, что

герой берет с собой своих нынешних жену и детей и — бывшую жену. Получается такой сложный любовный треугольник на фоне всемирной катастрофы.

Главные роли играют Кирилл Кяро, Виктория Исакова, Александр Робак и Марина Спивак. Егор Баранов вместе с оператором «Гоголя» Сергеем Трофимовым сейчас снимает «Аванпост» — следующий сериал, который мы тоже планируем показывать в кино. Сценарий написал Илья Куликов. Это такая очень современная фантастика про то, как мир погрузился в тьму и хаос за исключением круга радиусом в тысячу километров от Москвы.

Никишов: И вокруг Москвы аванпост, а что происходит в остальном мире — непонятно. Полная темнота, ни людей, ни света.

Федорович: Еще Илья Найшуллер готовит для нас проект под рабочим названием «Карамора» — про вампиров.

Идея в том, что династию Романовых долгие годы поддерживал тайный орден вампиров.

Они убивают девушку главного героя, он начинает их истреблять. Дальше случаются Первая мировая война, а потом и революция. Есть предварительная договоренность, что главную роль сыграет Данила Козловский.

— Вы говорите, что собираетесь выпускать «Аванпост» в кино, но при этом «Гоголь» в итоге не выходит каждый месяц на большом экране, как вы планировали...

Федорович: А это из-за того, что он слишком много собрал (смеется) Общие сборы на сегодня выше 450 миллионов, хотя все прогнозировали максимум 150. Наши прокатчики и многие другие специалисты по рынку сказали, что не стоит делать такое маленькое окно между фильмами. Поэтому следующий «Гоголь» выйдет в апреле, а до этого в декабре сделаем телепремьеру «Начала». Ну а потом, в августе, ровно через год после первой части, выйдет уже финальная, третья…

— Вы же планировали, что их будет четыре.

Федорович: А будет — три.

Никишов: Мы решили оставить два эпизода сериала эксклюзивно для эфира на ТВ3, который ориентировочно состоится в декабре следующего года. Чтобы у телезрителей был стимул посмотреть «Гоголя» еще раз. Хочу подчеркнуть, что это не финальные эпизоды,

финал зрители увидят в кино.

— То есть, по вашим ощущениям, эксперимент состоялся?

Федорович: Мы делали опросы в нескольких городах на выходе из кинозала. 90% людей говорили, что хотели бы увидеть продолжение — на удивление, включая даже тех, кому фильм не очень понравился.

Никишов: Мы, кстати, будем учитывать опыт «Гоголя» со следующими сериальными проектами, которые хотим прокатывать. Теперь понятно, например, что каждые две серии, из которых собирается фильм для проката, должны иметь законченный сюжет с мощным финалом, чтобы люди не чувствовали себя обманутыми.

— Но до конца следующего года вы не планируете ничего, кроме «Гоголя», выпускать в кино?

Федорович: Нет, конечно. Мы не собираемся запускать в прокат больше одного-двух сериалов в год.

— По тому, что вы рассказываете, я понимаю, что вы не собираетесь менять ориентацию ТВ3 как «первого мистического» канала — мистика, фантастика…

Никишов: Да нет, почему, «Обычная женщина» вот вообще детективная драма. Причем сам Хлебников говорит, что для него

это история про русскую женщину, которая все тянет на себе — мужа, детей, работу. Про самопожертвование, которое никому оказывается не нужно в итоге.

Это вообще редкий случай, когда в сериале сочетается авторское высказывание и абсолютно жанровая форма.

Федорович: Это ментально очень наша, очень современная история. То есть если «Аванпост» может быть продан куда угодно, то «Обычная женщина», я думаю, будет понятна и близка прежде всего российскому зрителю. Это тоже по-своему круто… Возвращаясь к вашему вопросу, нишу мистического канала мы за собой оставляем — иначе ее кто-то займет. К тому же если взять первую двадцатку самых успешных фильмов в истории кинематографа, то большая часть из них — это абсолютно ТВ3.

Никишов: Ну да, мистика, фантастика, сайфай…

Федорович: При этом наша задача остается прежней — добиваться кинокачества при производстве сериалов.

Никишов: Но надо понимать, что эти сериалы, конечно, вишенки на торте основного эфира…

Федорович: Это так, но возьмите программирование любого приличного канала — что российского, что западного. На Первом канале днем идут программы, ориентированные на домохозяек, а вечером — «Троцкий». То, что идет днем на ТВ3, мы трогать не собираемся.

Мы выяснили, что люди, которые вечером смотрят западные сериалы, не смотрят то, что идет на канале днем. То есть это две разные аудитории, они не пересекаются,

но при этом не испытывают по отношению друг к другу никакой идиосинкразии.

— Как канал ТВ3 это осуществляет с финансовой точки зрения? Вы рассказываете о довольно дорогих проектах, это все-таки не «Измены», это большие деньги.

Федорович: Это разные деньги. Разброс бюджетов довольно большой. На каких-то проектах получается экономить, за счет этого другие получают больше денег.

Никишов: При этом понятно, что на такие проекты, как «Гоголь», сколько ни экономь, все равно не хватит (смеется). Поэтому пришлось придумать историю с кинопрокатом. Мы поняли, что у сериала такой бюджет, что в телеэфире он никогда в жизни не окупится. И придумали, как он сможет вернуть потраченные деньги и заработать.

Федорович: И теперь это уже рабочая стратегия — мы хотим, чтобы наши сериалы выходили в кино. Кроме того, мы ведем переговоры с зарубежными студиями о возможном ко-продакшне.

Никишов: Да, мы активно думаем над тем, чтобы во всех наших проектах была экономика. Потому что даже «Обычная женщина», которая стоит сильно дешевле «Гоголя», это довольно дорогое удовольствие для ТВ3.

— А что у «Гоголя» с зарубежным прокатом?

Федорович: В Каннах им заинтересовались 27 стран.

Никишов: Сейчас идет стадия заключения договоров. В Европе насколько я знаю, был ограниченный русскоязычный прокат, и собрал «Гоголь» неплохо. В Германии будет прокат на немецком языке. Мне известно про аншлаг в Лондонском «Одеоне».

— Вы понимаете, как это удалось сделать?

Никишов: Это, кстати, интересно, потому что до выхода фильма нам все говорили, что трейлер продвигает фильм как обычный байопик. Что было странно, учитывая, что у нас там ведьмы, черти и прочая мистика.

Федорович: Да, именно поэтому кстати,

мы придумали эти вирусные ролики, где Гоголь встречает персонажей известных сериалов, например, «Полицейского с Рублевки»…

— И обоих играет Александр Петров, да. А эта идея вам как пришла? Вы были уверены, что это сработает?

Федорович: Конечно, мы не были уверены, но интересно было попробовать. У нас ведь принято, что хоррор — моножанр, его можно продвигать только через что-нибудь страшное.

А мы решили попробовать отрекламировать хоррор через комедию.

Никишов: Нам тут еще помогло то, что «Полицейского» тоже мы продюсируем. Его автору и нашему другу Илье Куликову понравилась эта идея, и он написал очень смешной сценарий. Вообще мы давно хотели такое промо сделать — чтобы герои разных проектов встречались друг с другом, но до реализации руки не дошли. А тут представился случай.

— Все понятно — решения приходят от ужаса, в процессе мозгового штурма. Но все-таки есть какая-то грань бреда? Как вы понимаете, что может сработать, а что нет?

Федорович: Нет, здесь такой грани не существует! (смеется) Когда мы получили эти ролики, то все в офисе стали пересылать их друг другу: «Блин, смотри, как классно!» То же происходит с пилотами, сериалами, промо-кампаниями —

верить можно только самому себе, внутреннему камертону и людям, с которыми давно работаешь, своей команде.

Никишов: Я вот лично не понимаю продюсеров, которые запускают проекты, которые сами никогда смотреть бы не стали. С таким подходом лучше пойти на завод, в банк, нефтью, в конце концов, торговать. Если ты работаешь на телике, тебя должно переть от того, что ты делаешь. Все сериалы, которые мы сделали, даже самые провальные, мне всегда было интересно смотреть как зрителю.