«Мамочки хотят повеселиться»

Актриса Сьюзан Сарандон о фильме «Очень плохие мамочки 2»

Актриса Сьюзан Сарандон рассказала «Газете.Ru» о своем новом фильме «Очень плохие мамочки 2», о том, как она создала на экране образ пожилой «оторвы», а также поделилась мыслями по поводу работы в комедии со взрослым рейтингом и основных принципов материнства.

В российский прокат выходит комедия «Очень плохие мамочки 2». Героини первой части в исполнении Милы Кунис, Кристен Белл и Кэтрин Хан сталкиваются с необходимостью провести рождество с собственными мамашами, которых сыграли Сьюзан Сарандон, Кристин Барански и Шерил Хайнс. Накануне премьеры «Газета.Ru» поговорила с Сарандон о ее работе в картине.

— Как вы оказались в «Очень плохих мамочках 2»?

— Ну, мне пришло письмо от Кэтрин Хан, в котором было предложение о работе. Я большая ее фанатка, да и Джона со Скоттом (Джон Лукас и Скотт Мур, авторы «Мальчишника в Вегасе» и других комедий — «Газета.Ru») знаю по их предыдущим — отличным, по-моему — работам.

Проблема была в том, что я в это время снималась в «Рэе Доноване» и не очень понимала, будет ли у меня три недели на съемки. Некоторое время пришлось подержать ребят в подвешенном состоянии, но сразу было ясно, что будет весело. В итоге время нашлось, да еще к тому же мой младший сын в это время снимался в Атланте — это был приятный бонус.

— На протяжении карьеры вы создали внушительную галерею женских персонажей с самым разным опытом, но такой женщины, как в «Мамочках», кажется, еще не играли — во всяком случае, в комедии. Почему вам было интересно сыграть героиню, которую обстоятельства заставляют стать хорошей матерью?

— Прежде всего, мне не кажется, что моя героиня страдает от обстоятельств, она в этой истории вообще что-то вроде Антихриста (смеется).

Если серьезно, то мне кажется, что это очень крутая история. Когда изо всех сил стараешься быть хорошим родителем, то часто забываешь о том, что иногда все-таки надо и повеселиться.

Очень важно научиться прощать себя за то, что не все получается так, как ты планировала. Я всегда говорю молодым мамашам, что им не стоит слишком казнить себя на этот счет. Во-первых, быть мамой учишься довольно быстро, а во-вторых, детям, конечно, нужно дать базовые представления о жизни, их надо защищать, но нельзя забывать и о том, чтобы быть им другом, иногда стоит веселиться вместе с ними, это сближает.

В нашем фильме выбран идеальный момент, чтобы показать все это. Рождество это всегда дикий стресс — шопинг, украшение дома, готовка — так недолго и себя позабыть.

Кристин Барански в этом смысле идеально изображает мамашу, помешанную на контроле. Есть тут и другой аспект, с которым я столкнулась, когда моя дочь сама стала матерью. В этот момент женщина начинает по-другому относиться к материнству вообще и к своей маме в частности. Это совершенно новый тип испытания — и для твоей собственной выносливости, и для твоего брака. Мне кажется, поговорить про это на языке комедии — отличная идея.

— У вас с Шерил Хайнс и Кристин Барански сложилось потрясающее трио на экране. А работалось вам так же весело?

— О да! Они потрясающие — дико талантливые да и люди просто превосходные! Мы очень быстро и, как мне кажется, точно разметили карту наших характеров, а потом отлично тусовались вместе. Вообще, мне кажется, следующий фильм можно сделать про бабушек в Лас-Вегасе! Ну вот, например, мы поехали втроем отдохнуть, напились, потеряли большую часть багажа и теперь все вынуждены одеваться в мои шмотки (смеется). Не, серьезно, мы готовы сделать это!

— Кстати, об одежде. Ваша Айзис очень здорово выглядит. Вы как-то участвовали в придумывании ее стиля?

— Это была совместная работа. Мне очень понравилось работать с нашей художницей по костюмам Джулией Кастон, которая нашла огромное количество всякого старья из тех времен, когда Айзис моталась за рокерами как роуди, или кем она там была (улыбается). Носить эту одежду было весело, а главное — удобно.

Единственный сложный момент был в сцене, в которой Айзис скачет на батуте в баре. Дело в том, что на съемках сериала «Вражда» я повредила ногу и боялась подвернуть ее снова. В итоге эту сцену пришлось немножко упростить, все прошло нормально. Правда, потом случилась другая веселая история. Когда я упала и лежала на коленях у Кэтрин, на меня свалилась картина, висевшая прямо над головой. Это был именно тот случай, когда парик буквально спас мне жизнь! (смеется)

— А какая ваша любимая сцена в фильме? Может быть, та, в которой вы приходите в бар со стриптизерами в костюмах Санта Клаусов?

— О, они отличные парни! Мы сфотографировались с ними, я хочу сделать из этих карточек рождественские открытки! Было весело. Еще был забавный эпизод, когда мы снимали в церкви, и в этот момент началась чудовищная гроза. Мы не могли выйти наружу, но и снимать тоже не могли — по правилам безопасности пришлось выключить все генераторы. Но оказаться запертой в церкви с кучей детей было прикольно. Еще мне очень нравятся наши парные сцены с Кэтрин, те, в которых мы играли один на один. Мне кажется, что всем запомнится эпизод, в котором ее героиня Карла влюбляется в стриптизера — это тоже было очень весело снимать.

— У вас с Кэтрин получился отличный тандем. Вы как-то пересекались до этого?

— Нет, просто она невероятно талантливая и смелая. Мы очень подружились во время съемок!

Мила Кунис, Кристен Белл и Кэтрин Хан на момент съемок второго фильма уже были сложившимся коллективом. Трудно было влиться в их компанию?

— Нет! Они прекрасные, у всех на площадке были семьи — я, кстати, тоже всегда брала детей с собой на съемки, мне кажется, это правильно.

И они, и режиссеры — настоящие профессионалы, всегда готовые к диалогу. Для меня это, надо сказать, очень важно. Не так принципиально, снимаюсь я в серьезной драме или веселой комедии, мне важно хорошо провести время, серьезно. Ну и плюс, я вообще человек довольно открытый. Понимаете, я не из тех артистов, которые обладают таким богатым и интересным внутренним миром, что всю жизнь играют себя. Я всегда была готова меняться, не застревала в одном амплуа — и, вероятно, поэтому продержалась так долго.

Напомню, что я начала в двадцать — то есть моя карьера длится уже 50 лет, и за это время я прошла путь от амплуа до своего нынешнего состояния, как бы вы его не называли (улыбается). В этом смысле мне, вероятно, помогает опыт — я легко нахожу общий язык почти с кем угодно, главное, чтобы эти люди были профессионалами и умели веселиться.

— А как вам было сниматься в комедии с рейтингом R? Вы чувствовали, что у вас больше свободы для развития характера?

— Прежде всего, если вы заметили, меня почти нет в трейлере, потому что Айзис все время матерится! (смеется) А если серьезно, то да, возможностей было больше, особенно учитывая, что героиня попалась непростая. Я постаралась сделать ее беспечной, потому что в противном случае все, что она творит — просто скотство.

Но как сделать персонаж беспечным до такой степени, чтобы она при этом не выглядела идиоткой?

Вот в этом и была некоторая сложность. Решение нашлось благодаря их отношениям с Карлой. Им приходится взрослеть вместе, они учат друг друга. Карла учит Айзис ответственности, а Айзис Карлу — внутренней свободе, которая только и делает счастливой.

— Мы все это время обсуждаем то, как в фильме отражены разные аспекты материнства и может показаться, что «Очень плохие мамочки 2» предназначены только для этих самых мамочек. Как вам кажется, это так?

— Послушайте, мамы есть у всех, и каждый обязательно найдет в одной из шести героинь типажные сходства со своей. С другой стороны, мне кажется, что каждый знает, что такое рождественская лихорадка. У нас ведь есть миллион правил о том, что обязательно надо сделать в Рождество, это своего рода коммерциализация — которой нету, кстати, например, в День Благодарения. Мне кажется, эти два аспекта близки каждому зрителю и помогут как следует повеселиться во время просмотра.

Поделиться: