Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Арт и дизайн

Василий Иванович Суриков. «Степан Разин», 1906 / Русский музей

Василий Суриков: мастер, который везде искал красоту

170 лет назад родился великий художник Василий Суриков

В его честь назван кратер на Меркурии и институт в Москве, его работы хранятся в десятках музеев, а правнуки Андрон Кончаловский и Никита Михалков известны не меньше своего прадеда — 24 января исполняется 170 лет со дня рождения одного из главных русских художников Василия Сурикова. «Газета.Ru» вспоминает его лучшие работы.

Художник Василий Суриков — из рода енисейских казаков. Родился в Красноярске, учился в Петербурге, расписывал храм Христа Спасителя в Москве.

«В Сибири народ другой, чем в России: вольный, смелый, — рассказывал он. — И край-то у нас какой. Енисей течет на пять тысяч верст в длину, а шириною против Красноярска — верста. Берега у него глинистые, розово-красные. И имя отсюда — Красноярск. Про нас говорят: «Краснояры сердцем яры» (из монографии Максимилиана Волошина «Суриков»).

Рисовать Суриков начал в раннем детстве. «Еще, помню, совсем маленьким был, на стульях сафьяновых рисовал, пачкал. Мне шесть лет, помню, было, я Петра Великого с черной гравюры рисовал», — вспоминал художник, рассказы которого Волошин записывал в январе 1913-го и опубликовал после смерти художника.

Первым учителем рисования Сурикова стал Николай Гребнев из красноярского уездного училища. Когда в городе открылась гимназия, Суриков поступил в 4 класс, но позже ушел. Денег на оплату учебы у семьи не было — отец скончался, когда мальчику было 11 лет — и Суриков начал работать писцом в губернском управлении.

Делу помог енисейский губернатор Павел Замятнин, который, увидев рисунки Сурикова, нашел мецената — красноярского золотопромышленника Петра Кузнецова. Он оплатил обучение юноши в петербургской Академии художеств.

И он же приобрел первую самостоятельную работу Сурикова «Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге» (1870).

Во время учебы в Академии Суриков получил прозвище Композитор — говорят, слишком большое внимание уделял композиции. Кроме того, в его послужном учебном списке — 4 серебряных медали и несколько денежных премий. 4 ноября 1875 года талантливый красноярец окончил Академию художеств в звании классного художника первой степени.

Иллюминация московского Кремля (1883)

После Петербурга Суриков оказался в Москве. «Я в Москву приехал — прямо спасен был… Памятники, площади — они мне дали ту обстановку, в которой я мог поместить свои сибирские впечатления. Я на памятники, как на живых людей смотрел — расспрашивал их: Вы видели, вы слышали, — вы свидетели. Только они не словами говорят… стены я допрашивал, а не книги… В Москве очень меня соборы поразили. Особенно Василий Блаженный: все он мне кровавым казался. Как я на Красную площадь пришел, все это у меня с сибирскими воспоминаниями связалось…» (из книги Максимилиана Волошина «Суриков»).

Москва стала для Сурикова вторым домом. Здесь он прожил большую часть своей жизни и создал самые главные свои работы.

Утро стрелецкой казни (1881)

В детстве Суриков ходил вместе с друзьями наблюдать за казнью преступников. «Нравы жестоки были, — рассказывал Суриков. — Казни и телесные наказания на площадях публично происходили. Эшафот недалеко от училища был. Там на кобыле наказывали плетьми. Бывало идем мы, дети, из училища, кричат: «Везут! Везут!» Мы все на площадь бежим за колесницей. Палачей дети любили. Мы на палачей как на героев смотрели. По именам их знали: какой — Мишка, какой — Сашка. Рубахи у них красные, порты широкие. ...Мы на них с удивлением смотрели — необыкновенные люди какие-то. ...И ужаса никакого не было. Скорее восторг. Нервы все выдерживали.

...Помню, одного драли, — рассказывал Суриков, — он точно мученик стоял. Не крикнул ни разу.

И мы все мальчишки на заборе сидели. Сперва тело красное стало, а потом синее: одна венозная кровь текла» (из книги Волошина «Суриков»).

Между тем, в картине «Утро стрелецкой казни», которая сделала художника знаменитым, он не стал изображать казнь. По словам Сурикова, ему хотелось передать «торжественность последних минут, а совсем не казнь».

«Когда я «Стрельцов» писал, — рассказывал он мне, — я каждую ночь во сне казни видел. Ужаснейшие сны. Кровью кругом пахнет» (из книги Волошина «Суриков»).

Картина стала первым большим историческим полотном художника — он планировал закончить полотно зимой 1878 года, но в итоге работал над ней три года. На выставке работа сразу же была куплена Третьяковым.

Боярыня Морозова (1887)

«Боярыня» появилась на 15-й выставке художников-передвижников и сразу же получила самые восторженные оценки современников. Так критик Стасов писал: «Суриков создал теперь такую картину, которая, по-моему, есть первая из всех наших картин на сюжеты русской истории. Выше и дальше этой картины и наше искусство, то, которое берет задачей изображение старой русской истории, не ходило еще».

Впервые о боярыне Морозовой художник услышал от своей тетки Ольги Дурандиной, у которой он жил в Красноярске во время учебы в уездном училище. Другая его тетка — Авдотья Торгошина — стала прототипом боярыни.

»...А юродивого я на толкучке нашел — огурцами он там торговал. Вижу — он. Такой череп у этих людей бывает. Я говорю: идем. Еле уговорил его. ...В начале зимы было. Снег талый. Я его на снегу так и писал. Водки ему дал и водкой ему ноги натер» (из книги Волошина «Суриков»).

Портрет О. В. Суриковой (в замужестве Кончаловской), дочери художника, в детстве, 1888

«Я мальчиком еще, помню, все в лица вглядывался, — говорил он. — думал, почему это так красиво. Каждого лица хотел смысл понять. Знаете, что значит симпатичное лицо? Это то, где черты сгармонированы. Пусть — нос курносый, пусть — скулы, а все сгармонировано. Это и есть то, что греки дали, — сущность красоты. Греческую красоту можно и в остяке найти» (из книги Волошина «Суриков»).

Суриков-портретист всегда находился в тени другого Сурикова — прежде всего, художник известен как мастер исторических работ. Среди самых известных его картин, кроме «Утра стрелецкой казни» и «Боярыни Морозовой» — «Меншиков в Березове», «Покорение Сибири Ермаком» (1895), «Степан Разин».

Над «Покорением Сибири» Суриков работал с 1891 по 1895 год. «Он изъездил всю Сибирь, собирая материалы. Ездил в Тобольск и по Оби для пейзажа. В 92-м году — на Дон собрать казацкие типы, в 93-м году — на самый север Сибири рисовать остяков, в 94-м — снова в Тобольск и по Иртышу» (из книги Волошина «Суриков»).

Взятие зимнего городка (1891)

После смерти жены Суриков в начале лета 1889 года на некоторое время вернулся в Красноярск, где прожил до осени 90-го и написал «Взятие снежного городка». На картине изображена старинная масленичная игра, которую художник впервые увидел в раннем детстве по дороге в родное село матери Торгошино. Снежный городок был построен во дворе дома Сурикова. В массовке участвовали крестьяне деревни Базаиха.

Картина получила именную медаль на международной выставке в Париже в 1900 году.

Севилья (1910)

Суриков-акварелист почти не известен широкому кругу. В 1880-1890-х гг. художник совершил большое путешествие по Италии, Франции и другим странам Европы, откуда привез множество акварелей.

Переход Суворова через Альпы (1899)

Французский критик Делинь называл Сурикова «могучим воскрешателем прошлого». Картину «Переход Суворова через Альпы» Суриков задумал в октябре 1895 года. Прототипом Суворова стал 82-летний красноярский отставной казачий офицер Федор Спиридонов.

«Суворов у меня с одного казачьего офицера написан, — рассказывал он. — Он и теперь еще жив. Ему под девяносто лет. Но главное у меня в картине — движение. Храбрость беззаветная — покорные слову полководца идут» (из книги Волошина «Суриков»). Работа над картиной была закончена в 1899 году — в 100-летие итальянского похода Суворова. Работа выставлялась в Петербурге и Москве — приобрел ее император Николай II.

Василий Суриков скончался в марте 1916 года в Москве от хронической ишемической болезни сердца. Последними словами художника стали: «Я исчезаю».