Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Квентин Тарантино, Харви Вайнштейн и Ума Турман (коллаж)
Квентин Тарантино, Харви Вайнштейн и Ума Турман (коллаж)
Reuters

«Кто еще должен был плевать ей в лицо?»

Квентин Тарантино рассказал, что душил Уму Турман с ее согласия

Американский режиссер Квентин Тарантино ответил на обвинения, поступившие в его адрес после публикации интервью с актрисой Умой Турман, в котором она рассказала об инциденте на съемках второй части фильма «Убить Билла» и последующей ссоре с кинематографистом.

В беседе с Морин Дауд из The New York Times Турман призналась, что в 16 лет была изнасилована актером, который был на 20 лет старше нее, а впоследствии неоднократно подвергалась домогательствам со стороны Харви Вайнштейна — его компания Miramax продюсировала, в частности, картины Квентина Тарантино «Криминальное чтиво» и «Убить Билла», в которых она снималась.

Она заявила, что однажды Вайнштейн «попытался запрыгнуть на нее, показать гениталии и делал множество иных неприятных вещей».

Также она рассказала о случае на съемочной площадке «Убить Билла. Фильм 2», в результате которого она чуть не погибла. По словам Турман, Тарантино заставил ее лично сесть за руль автомобиля для съемки одной из сцен, заверив ее, что с машиной все в порядке. Однако транспортное средство занесло, и она врезалась в дерево, травмировав шею и колени.

Получить отснятый материал актрисе удалось лишь недавно — до этого студия была согласна показать ей запечатленную аварию только после подписания документов об отказе от претензий. Турман заявила, что Тарантино долгое время стоял на стороне Miramax, но теперь все же передал все свидетельства инцидента в ее руки.

Режиссер дал эксклюзивное интервью изданию Deadline, в котором подробно рассказал обо всем, что произошло.

По его словам, он знал о готовящейся публикации The New York Times. «Мы с Умой в течение долго времени обсуждали это, пытаясь решить, как именно она это сделает. После всех этих лет она хотела понять, что же произошло в той аварии. Она спросила, могу ли я передать ей запись того дубля», — рассказал Тарантино.

Он добавил, что ему пришлось изрядно попотеть, чтобы найти эту запись, и вручную разбирать запылившиеся коробки в хранилищах. Когда поиски увенчались успехом, режиссер был очень рад возможности передать запись Уме, хотя изначально не верил в то, что у них получится найти ее.

Он также отметил, что изначально планировалось, что они с Турман вместе дадут интервью Морин Дауд, однако с ним так никто и не связался.

Тарантино в деталях описал тот съемочный день и подчеркнул, что не был в ярости, когда разговаривал с актрисой и убеждал ее сесть за руль. По его словам, тогда никому в голову не приходило, что сцену простой езды по дороге стоит классифицировать как трюк.

«Любой, кто знаком с Умой, знает, что заходить к ней в трейлер и криком убеждать ее сделать что-либо, — не лучший способ заставить ее что-то сделать. Я никогда не повел бы себя с ней таким образом, — подчеркнул он. – Я в лучшем расположении духа подошел к ней и сказал: «Ума, все в порядке. Ты точно можешь это сделать. Это просто прямая дорога, вот и все. Садишься в машину в точке А и доезжаешь до точки Б — и все хорошо».

Как сказал Тарантино, Ума быстро согласилась на это, так как доверяла ему. «Я сказал ей, что дорога прямая. Я сказал ей, что это будет не опасно. Но я был неправ. Я не заставлял ее садиться в машину. Она села в нее, потому что доверяла мне», — признался он.

В ходе съемок было решено поменять местами пункты А и Б, так что Турман ехала в обратную сторону. Тарантино отметил, что не подумал о том, что это что-то изменит и появится необходимость еще раз проверить дорогу.

«Это одно из самых больших сожалений в моей жизни.

Как режиссер ты учишься чему-то, и иногда это происходит на ужасающих ошибках. Это одна из моих самых ужасных ошибок, что я не нашел времени на то, чтобы проехать по дороге еще один раз», — подчеркнул Квентин.

Он признался, что из-за этого случая его доверительные отношения с Турман были испорчены в течение нескольких лет.

«Не то чтобы мы не разговаривали. Но доверие было нарушено», — отметил Тарантино.

Кроме этого, режиссер признал, что был в курсе домогательств Вайнштейна к Турман. Помимо этого, он сообщил, что общался с актрисой после выхода статьи, и в ходе этого разговора он узнал, что Турман не исключает возможности того, что машина была специально сломана по настоянию Вайнштейна. Для него стало сюрпризом то, что 15 лет назад она восприняла его бездействие в вопросе передачи ей пленки как поддержку позиции студии.

Тарантино добавил, что был в курсе того, что Вайнштейн приставал к Мире Сорвино, с которой режиссер потом состоял в романтических отношениях, но тогда списал это на «влюбленность» продюсера в актрису. Однако, когда во время съемок «Убить Билла» Ума Турман призналась ему в том, что попадала в аналогичную ситуацию, Квентин понял, что речь идет уже о последовательных действиях, и заставил Вайнштейна извиниться.

«Когда он попытался вывернуться, рассказав, как все на самом деле произошло, я не купился на его историю.

Я сказал ему: «Я тебе не верю. Я верю ей. И если ты хочешь снять «Убить Билла», то должен сделать все правильно»,

— вспомнил кинематографист. Он добавил, что при самом извинении не присутствовал, однако знал со слов Турман, что это случилось.

В статье The New York Times в контексте описываемых событий упоминались сцены с удушением и плевком в лицо Турман. В одном из эпизодов актрисе в лицо должен был плюнуть ее коллега Майкл Мэдсен, однако Тарантино решил сделать это сам.

В интервью режиссер подчеркнул, что в публикации NYT эта информация не является прямой цитатой, — он убежден, что Турман подобного не заявляла и все это лишь домыслы самой Дауд.

«Я на самом деле плюнул ей в лицо. Кто еще должен был это сделать? Я не доверял Майклу Медсену, потому что не знал, куда он попадет. Я поговорил с Умой и объяснил, что собираюсь сделать. Но я не позволю врать о том, что я плевал ей в лицо раз за разом. Как оказалось, плевать в людей тяжело», — отметил он и добавил, что после трех дублей актриса сама сказала, что при необходимости готова снять сцену еще раз.

По его словам, снять настоящий момент удушения предложила сама Турман, тогда как Тарантино не был уверен, что это стоит делать.

Вчера Ума в своем инстаграме выложила запись дубля с аварией и подчеркнула, что гордится Квентином из-за того, что тот решился на правильный поступок и передал ей этот материал, осознавая, что это может очень плохо отразиться на его репутации.

В посте она перечислила имена трех продюсеров, которых считает виновными в случившемся, — это Харви Вайнштейн, Лоуренс Бендер и Э. Беннетт Уолш. Тарантино добавил, что из материала The New York Times упоминания Бендера убрали.