Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

«Это не букет, это венок»: как Берия домогался до Зои Федоровой

Как ужин с Берией обернулся для Зои Федоровой расправой

О преступлениях правой руки Иосифа Сталина, наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии против женщин по Москве ходили легенды. Пользуясь своим положением, он под страхом смерти домогался до девушек самого разного социального положения, ломая их судьбы и оставляя за собой черный след страданий. «Газета.Ru» рассказывает о том, как отказ второму лицу в стране разбил жизнь одной из главных див советского экрана — актрисе Зое Федоровой.

Одним из главных черных пятен на репутации отечественных органов госбезопасности до сих пор остаются преступления народного комиссара внутренних дел СССР Лаврентия Берии, совершенные на сексуальной почве. Среди его жертв оказалась и актриса Зоя Федорова, сыгравшая в таких фильмах, как «Человек с ружьем», «Свадьба», «Девушка без адреса», «Дайте жалобную книгу» и «Москва слезам не верит».

Ее отец попал в жернова большого террора — в 1938 году его арестовали по 58-й статье УК СССР за якобы имевшие место контакты с иностранными шпионами и приговорили к десяти годам тюрьмы. Оказавшись в статусе дочери «врага народа», Федорова продолжила сниматься в кино и даже получила две Сталинские премии в начале 1940-х — за роли в фильмах «Музыкальная история» и «Фронтовые подруги».

Укрепив свои позиции как актриса и получив достаточно серьезный статус в советском обществе, Федорова с новыми усилиями взялась за дело освобождения отца. Для этого ей удалось добиться встречи с Лаврентием Берией. Как рассказала в своей книге «Дочь адмирала» дочь Федоровой Виктория, на встрече ее мать заявила наркому внутренних дел, что ее отец был осужден несправедливо.

В августе 1941 года отца освободили, однако из-за разрушенного в лагерях здоровья он умер на следующий месяц. Актрисе позвонил Берия, чтобы выразить свои сожаления. После этого его звонки участились, и Федорова начала бояться назойливого внимания второго человека в стране.

Во время таких разговоров Берия хвалил новые роли Федоровой и предлагал ей в случае нужды оказать любую поддержку, которая будет в его силах. В 1943 году он пригласил ее на большой прием в честь жены, на который ее якобы попросила позвать супруга наркома. Вечером за актрисой приехал лимузин с шофером. Несмотря на обещанный званый вечер, во дворе и в самом доме Берии было пусто, шофер встал между ней и автомобилем, не оставив путей для отступления. На вопросы о гостях и праздничном столе хозяин дома ответил, что у его жены заболела голова и та решила отправиться за город, а гостей попросили не приходить до ее возвращения.

«Но, поскольку за вами к тому времени машина уже уехала, я ничего не мог сделать. Надеюсь, вы меня понимаете?» — пояснил он.

Отлучившись под удобным предлогом, Берия оставил Федорову одну на час, после чего вернулся и рассказал, что головная боль у жены усилилась, поэтому она отправилась на дачу, а приглашения всем гостям было решено отозвать. Актриса собралась уходить, однако отпускать ее он не собирался.

«Но это же глупо, милая Зоя. У нас накрыт стол на пятьдесят персон. Вы, конечно же, останетесь. Я уже распорядился, чтобы убрали лишние приборы», — сказал Берия.

За ужином нарком пытался произвести на Федорову впечатление пышными блюдами (черная икра и жареный барашек в военные годы) и постоянно подливал алкогольные напитки. В ходе разговора он завел разговор о кинопроизводстве, который быстро свел к попыткам выяснить у актрисы ее мнение о надежности ее коллег еврейского происхождения. Когда Берия, выпив два бокала, положил руку ей на колено, Федорова спросила — знает ли он, что ее первый муж был евреем.

«Но ведь сейчас вы не замужем. Вы очень страдаете от того, что лишены тех радостей, которые дает брак, а, Зоя Алексеевна?» — ответил тот.

На этих слова нарком приобнял ее за талию. Федорова пообещала уйти и на попытки Берии остановить ее ответила оскорблениями.

«Вошел Берия, извинился за опоздание, они выпили вина, и он начал к ней приставать. Она вывернулась и вышла в ту комнату, где был ординарец, он вручил ей букет цветов. Очевидно, это был такой ритуал для всех дам, которые приходили к Берии. А Лаврентий Павлович стоял на балконе, глядя ей вслед.

Она помахала ему этим букетиком и поблагодарила за него, на что Берия ответил: «Это не букет, это венок», — вспоминал позднее режиссер Александр Стефанович, знакомый с семьей Федоровой.

Актриса ждала расплаты, однако удар по ней был сделан уже после войны. В 1945 году она встретила заместителя главы морской секции военной миссии США Джексона Тейта, с которым у них завязался роман. Их часто видели вместе — по Москве стали ходить слухи о работе Федоровой на иностранную разведку. После окончания войны Тейт отправился в США, где получил назначение на военно-морскую базу в Калифорнии, а 18 января 1946 года Федорова родила от него дочь.

Так как из-за демографической проблемы, вставшей после колоссальных потерь, матерей-одиночек лишили государственной поддержки, ей пришлось для собственного спасения заключить фиктивный брак с композитором Александром Рязановым, однако за ней уже была установлена постоянная слежка. Ее арестовали в декабре 1946 года как агента иностранной разведки.

Ее заточили во внутренней тюрьме Лубянки, где подвергали допросам и пыткам. В августе 1947 года актрису приговорили к 25 годам заключения с конфискацией имущества. В декабре 1947 года она написала письмо Берии, в котором напоминала о его обещании помочь «в тяжелые минуты жизни».

«Инкриминированное мне преступление и весь ход следствия напоминает какую-то кровавую комедию, построенную следователями на нескольких неосторожно сказанных мною фразах, в результате чего на бумаге из меня сделали чудовище», — писала она.

Федорова говорила о том, что не понимает, за что ее «так жестоко терзают», просила пощадить четырех ее детей и даже рассказала о попытке повеситься в одиночной камере.

«Я умоляю Вас, многоуважаемый Лаврентий Павлович, спасите меня! Я чувствую себя виноватой за легкомысленный характер и несдержанный язык. Я хорошо поняла свои ошибки и взываю к Вам как к родному отцу. Верните меня к жизни! Верните меня в Москву! За что же я должна погибнуть? Единственная надежда у меня на Ваше справедливое решение», — завершалось письмо Федоровой.

Обращение не имело никакого эффекта. Тейту, который пытался восстановить контакт со своей возлюбленной, дали ложную информацию о том, что Федорова якобы вышла замуж за известного советского композитора и счастлива в браке, а сама актриса просидела в тюрьме до 1955 года.

После возвращения на свободу Федорова воссоединилась с дочерью и вернулась к активной работе в кино. В 1976 году она получила разрешение на выезд в США, где встретилась с Тейтом. После этого она еще дважды посещала свою дочь за границей и начала готовить документы для выезда в Америку на постоянное место жительства.

Планам актрисы не суждено было сбыться. В 1981 году ее убили выстрелом в затылок в трехкомнатной квартире на Кутузовском проспекте.

Дело о ее убийстве породило множество слухов, среди которых были версии и о причастности к смерти Федоровой агентов КГБ. Ее убийство остается нераскрытым по сегодняшний день.