Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Музыка

Скай из Morcheeba о музыке, семье и слезоточивом газе

Вокалистка Morcheeba надышалась газом во время протестов в Чили

Вокалистка группы Morcheeba рассказала, как попала в эпицентр протестов в Чили. В интервью «Газете.Ru» Скай Эдвардс, которая со своим коллективом выступала в ГЛАВCLUB GREEN CONCERT 10 ноября, описала, что такое слезоточивый газ, и призналась, что чувствует вину перед поклонниками, которым не отвечает в соцсетях.

О событиях, которые изменили жизнь и карьеру

Думаю, что наибольшее изменение произошло, когда я встретила Росса на вечеринке. Там же я познакомилась с парнем по имени Джастин, с кем позднее встречалась. Он рассказал Россу, который тогда ночевал у Джастина дома прямо на полу, что я могу петь. Также это запись первого совместного сингла «Trigger Hippie» — достаточно важный момент для меня лично и Morcheeba в целом. А еще поездки в туры и, полагаю, выход альбома «Fragments of Freedom» (2000), который разочаровал многих людей и вместе с тем перевел наши карьеры на новый уровень за счет песни «Rome Wasn't Built in a Day». И, конечно, разделение группы в 2003-м (из-за творческих разногласий Скай ушла из Morcheeba, вернувшись в состав группы только в 2010 году — «Газета.Ru»)»

О моменте, когда пришло осознание собственной звездности

Это случилось в 1998-м. Я была в магазине, и тут кто-то подбежал ко мне и спросил: «Кто у тебя?» Я не очень поняла, что этот человек хотел узнать, но он уточнил: «Мальчик или девочка?» То есть было известно, что у меня родился ребенок — и ему хотелось выведать, кто именно. Это меня очень испугало, я возненавидела такие ситуации.

Да и в целом — я не люблю известность. Не люблю, когда люди ждут меня у отеля в надежде сделать фото или взять автограф. Мне кажется, это странно — болтаться у отелей ради такого.

Я считаю себя обычным человеком. Когда я нахожусь у себя дома, в своем городе, когда я отвожу и забираю детей из школы, я не выгляжу как человек, с которым фотографируются. Мне не нравится популярность, когда я к ней не готова. Все это тяжело, на мой взгляд, я стараюсь отстраняться от такого. В частности, закрыла твиттер, подумываю над тем, чтобы сделать то же самое с фейсбуком. Я чувствую себя виноватой, когда не отвечаю кому-то в социальных сетях. В общем, все это стресс. Я стараюсь оставаться конфиденциальной. То есть, к примеру, выкладывать фотографии детей в интернет — это не про меня.

В то же время у популярности есть и хорошая сторона — люди дарят тебе всякое (смеется), дают тебе скидки.

О жанре музыки Morcheeba

Хороший, просто хороший (смеется). У нас есть слайд-гитара, рок, поп, хип-хоп, кантри. Поэтому когда кто-то говорит, что мы трип-хоп-группа, нам это видится неким ограничением.

О мыслях бросить музыку ради карьеры в фэшн-бизнесе

Их никогда не было. Да, я люблю создавать одежду (Скай собственноручно шьет себе платья для концертов — «Газета.Ru»), но для меня это просто хобби, занятие, которое помогает расслабиться. Мне кажется, что — переведи я создание одежды в плоскость бизнеса — это бы перестало быть чем-то забавным. Однажды я сшила наряд для дочери на выпускной, она хотела, чтобы платье было похоже на свадебное. И, естественно, оно должно было выглядеть идеально. Люди интересовались у нее, где она достала это платье, вместо того, чтобы спрашивать: «Это сшила твоя мама?» Получается, оно смотрелось так, будто бы мы купили его в магазине. Но у меня был такой стресс от необходимости во что бы то ни стало создать идеальное платье, что теперь я шью только себе самой.

О самом сложном дне в истории группы

Это произошло около двух недель назад. Мы были в Южной Америке — в чилийском Сантьяго, когда там начались протесты. Чтобы добраться до назначенного места, нам пришлось идти пешком прямо сквозь слезоточивый газ!

Причем изначально акция выглядела достаточно миролюбивой — там были родители с детьми. И тут внезапно появились военные, пожарные, пули... Это был стресс. Из-за той поездки у меня до сих пор проблемы с глазами... Слезоточивый газ — худшая вещь на свете. Он обжигает твои глаза, обжигает твое горло...

О том, как правильно расслабляться после концертов

Лично для меня лучший способ расслабиться — горячая ванна. При этом я бы не сказала, что быть артистом, быть музыкантом — так уж тяжело, чтобы тебе нужно было как-то особенно отдыхать после концертов. Быть солдатом — вот это тяжело. Быть хирургом — тяжело. Быть родителем 24 часа и семь дней в неделю — тяжело. Мы же просто летаем по миру, даем концерты... Это достаточно весело.

О «Евровидении»

Мое воспоминание о «Евровидении» связано с группой, которая пела: «You gotta speed it up, // And then you gotta slow it down» (речь про британский коллектив Bucks Fizz, который в 1981 году выиграл конкурс с композицией «Making your mind up», — «Газета.Ru»). Помню, что на вокалистках были длинные платья, а потом — по ходу выступления — парни из группы сорвали с них одежду, в результате чего девушки остались в коротеньких юбочках. Что касается «Евровидения» в наши дни, я не очень понимаю, почему кто-то говорит, что оно как-то разделяет мир: ведь все собираются вместе, выступают на одной сцене.

О современной музыке, романтизирующей суицид

Романтизировать мысли о самоубийстве в музыке — очень опасно. Я абсолютно не за такое. Это вообще не круто, ведь в мире есть немало ранимых людей...

О русской музыке

Если говорить начистоту, у меня нет любимых артистов из России. Но я всегда открыта в этом плане — мне нужно просто дать правильное указание, относительно того, кого из российских певцов нужно послушать. Я просто уверена, что в России точно должны быть хорошие группы.