Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Борат, Сталин и порно: за что в России запрещают кино

Омерзительная семерка: какие фильмы запрещал Минкульт

После слов министра культуры России об отсутствии действующей цензуры и частичного отзыва прокатной лицензии проекта «Дау» «Газета.Ru» рассказывает о семи случаях в новейшей истории страны, когда фильмы не смогли выйти на киноэкраны или демонстрировались лишь в ограниченном прокате из-за претензий к их содержанию, возникших у чиновников.

Несмотря на заверения Министерства культуры и его главы Владимира Мединского об отсутствии в России цензуры, новейшая история страны знает несколько случаев, когда демонстрация того или иного фильма оказывалась под угрозой или вовсе была сорвана из-за отказа в выдаче ведомством прокатного удостоверения или его аннулировании «задним числом». Почти все картины, о которых идет речь, были запрещены к демонстрации в российском прокате после вступления в силу ряда законов в 2010-х годах.

«Борат», реж. Саша Барон Коэн, 2006 год

Вымышленный казахстанский журналист Борат Сагдиев, одно из многочисленных экранных альтер-эго британского комика Саши Барона Коэна, появился в эфире еще в середине 1990-х, однако только к 2006 году «дорос» до своего собственного полнометражного фильма. Пародия на документальный фильм о поездке вымышленного персонажа в США получила ерническое название «Борат изучение американской культуры на благо славного народа Казахстана», принесла в прокате большую прибыль (сборы в $262 млн при бюджете в $18 млн) и стала первым знакомством с Казахстаном для многих западных зрителей.

Однако неполиткорректный юмор, построенный вокруг образа Казахстана как забытой богом страны, где процветает дикость, стал причиной для нескольких международных скандалов. В России «Борат» стал первым непорнографическим фильмом, который не получил прокатного разрешения по причине содержания материалов, «которые могут быть восприняты как уничижительные в отношении отдельных национальностей и религий и могут оскорбить определенную часть зрителей» (решение было принято за семь лет до введения уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих). В Казахстане же фильм не был официально запрещен, однако прокатчики приняли решение отказаться от его демонстрации после совета министерства иностранных дел.

Впрочем, с годами ситуация стала меняться — президент Казахстана Нурсултан Назарбаев после просмотра обратил внимание на то, что Коэн никогда не был в стране, сам фильм снимался «в бедной румынской деревне, роли казахов исполнили нищие цыгане, а пьяных коренных жителей – американские студенты», и призвал относиться к «Борату» с юмором. А после четырехкратного роста туристического потока его режиссера даже поблагодарил министр иностранных дел Казахстана.

«Россия 88», реж. Павел Бардин, 2009 год

Жанр псевдодокументалистики сыграл также против российского режиссера Павла Бардина, чей фильм о скинхедах-неонацистах «Россия 88» не смог выйти в широкий прокат после успешной демонстрации на фестивалях (в том числе в Берлине). Прокуратура Самарской области подала в суд иск с требованием признать фильм экстремистским и изъять его из гражданского оборота. Позднее иск был отозван и фильму удалось выйти в ограниченный прокат.

«Мне кажется, мы находимся в ситуации выбора, как это ни пафосно прозвучит, исторического пути. Есть система, которая живет со времен тоталитарной диктатуры и которую мы в силах разрушить. Такие иски могут появиться, наверное, в любой стране. А вот то, что с ними потом происходит, является проверкой государства и общества «на вшивость». Мне кажется, в данном случае проверку мы все прошли удачно», — говорил сам Бардин о произошедшем.

Тем не менее, в 2016 году фильм был признан экстремистским и Роскомнадзор заблокировал его страницу на YouTube. Позднее фильм все же исключили из реестра запрещенных материалов, пояснив, что экстремистским был признан лишь отрывок, который распространялся отдельно от остального фильма.

«Клип», реж. Майя Милош, 2012 год

Сербский фильм Майи Милош «Клип» о постепенном разрушении жизни девушки, пытающейся завоевать любовь одного из знакомых и снимающей события своей жизни на камеру мобильного телефона, стал первым громким запретом Министерства культуры после вступления в силу закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Возмущение зрителей, в частности, вызвало то, что «Клипу» не удалось попасть на российские экраны вопреки победе на Роттердамском кинофестивале. Ему было отказано в выдаче прокатного удостоверения из-за наличия «нецензурной брани, сцен употребления наркотиков и алкоголя, а также материалов порнографического характера».

Отказ фильму в прокате президент компании-дистрибьютора «Кино без границ» Сэм Клебанов назвал «первой ласточкой новой культурной политики» Министерства культуры. По его словам, демонстрация фильма на фестивале «Послание к человеку» в Санкт-Петербурге было отменено «под мощнейшим административным давлением чиновников от культуры». Последовавшие за этим события и участившиеся случаи невыдачи прокатного разрешения фильмам из программ ведущих кинофестивалей подтвердили его слова.

«Жизнь Адель», реж. Абделатиф Кешиш, 2013 год

Трехчасовой фильм-триумфатор Каннского кинофестиваля режиссера Абделатифа Кешиша «Жизнь Адель» о любви школьницы и студентки университета в России также ждала незавидная судьба. Его мировая премьера состоялась в разгар обсуждения закона о запрете пропаганды гомосексуализма, что стало причиной многочисленных требований запретить его российский прокат.

«Сочетание аннотации, прямо указывающей на несовершеннолетний возраст героини, с анимированными изображениями более чем откровенных сексуальных сцен из фильма было квалифицировано экспертами как детская порнография», — говорил официальный представитель Роскомнадзора Вадим Ампелонский.

В результате в России фильм вышел только в ограниченный прокат, а в Роскомнадзоре ситуацию вокруг него назвали примером трудностей, возникающих в ходе законоприменения.

«Номер 44», реж. Даниэль Эспиноса, 2015 год

Значительно тише прошел запрет на демонстрацию в России фильма Даниэля Эспиносы «Номер 44», показывающей последствия проблем в советской системе правосудия на примере дела маньяка Андрея Чикатило. Фильм с Томом Харди, Гэри Олдменом и Венсаном Касселем вызвал резкое неприятие Министерства культуры, которое назвало недопустимым его показ в преддверии 70-летия победы в Великой Отечественной войне и обвинило авторов в искажении исторических фактов, а глава ведомства Владимир Мединский даже специально выступил с заявлением, в котором призвал «наконец поставить точку в череде бесконечных шизофренических рефлексий о самих себе».

В 2019 году стало известно, что в России началась подготовка к съемкам фильм о самом известном советском маньяке, главные роли в котором должны будут сыграть Виктор Сухоруков и Александр Паль

«Любовь», реж. Гаспар Ноэ, 2015 год

Спустя шесть лет после премьеры в России фильма «Вход в пустоту» вопросы российских чиновников вызвал следующий фильм Гаспара Ноэ «Любовь». Несмотря на то что картина была показана на Московском международном кинофестивале, проходящем под руководством Никиты Михалкова, Министерство культуры отказалось выдавать фильму прокатное удостоверение из-за большого количества «сцен порнографического характера». Отвечая на вопросы журналистов, Владимир Мединский заявил, что у него «нет слов, передающих эмоции после просмотра этого фильма». Фильму не помогла возрастная маркировка и обещания компании выпустить фильм в прокат в «мягкой версии», посмотреть «Любовь» российские киноманы смогли только на фестивалях.

«Смерть Сталина», реж. Армандо Ианнуччи, 2017 год

Еще одним зарубежным фильмом, который не вовремя попал в поле зрения сторонников защиты исторических интересов России, стала комедия Армандо Ианнуччи «Смерть Сталина». Изначально ему было выдано прокатное удостоверение, однако общественная дискуссия вокруг фильма Алексея Учителя «Матильда» об отношениях императора Николая II с балериной Матильдой Кшесинской «вдохновила» российских коммунистов, которые стали активно требовать запрета демонстрации «Смерти Сталина» в России.

Министерство культуры организовало общественный просмотр фильма, участники которого назвали его «пасквилем на историю страны» и «плевком в лицо» всем сражавшимся в Сталинградской битве (картина должна была выйти в прокат в канун ее 75-летия). Менее чем за неделю после выдачи прокатного удостоверения оно было отозвано, так как зрители, по словам Мединского, могли усмотреть в нем «оскорбительную насмешку над всем советским прошлым».