Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Хроника

«Доходит до абсурда»: в России исчезнет маркировка «16+»

Госдума в первом чтении одобрила новую возрастную маркировку

С целью ухода от «механистического» исполнения закона о возрастной маркировке произведений искусства и литературы для несовершеннолетних депутаты Госдумы приняли в первом чтении законопроект о новой системе рекомендаций. Такие указания, как «0+», «6+» и «16+», было решено заменить на формулировки «для семейного просмотра», «для дошкольников» и «не рекомендовано для детей».

В ходе пленарного заседания Госдумы, которое прошло 5 декабря, в первом чтении был принят законопроект, вносящий изменения в положения о возрастной маркировке произведений литературы и искусства.

В частности, согласно новым правилам, планируется отменить использование обозначений «0+», «6+», «12+» и «16+». Вместо них будет установлена иная система рекомендаций, которая избегает четкого определения возраста предполагаемой аудитории.

После поступления ряда предложений и отзывов со стороны различных ведомств было решено, что вместо этого будут введены рекомендации «для семейного просмотра», «для дошкольников» и «не рекомендовано для детей».

Проект нового закона был внесен на рассмотрение депутатов в мае комитетом по культуре, который возглавляет Елена Ямпольская. По мнению членов комитета, «формальное, механистическое следование букве закона № 436-ФЗ («О защите детей от вредной информации») вылилось в маркировку издательствами классических произведений литературы знаком информационной продукции «18+».

«Принятый сегодня в первом чтении законопроект позволит уйти от избыточной возрастной маркировки произведений искусства и литературы. Порой доходит до абсурда, когда, например, ограничение «16+» и «18+» ставится на произведения из школьной программы. Тем самым дети фактически лишены возможности читать и смотреть произведения отечественной и мировой классики», — прокомментировал необходимость нового закона председатель Госдумы Вячеслав Володин.

При этом законодатели заявили, что сама маркировка «18+» останется — исчезнут лишь ограничения промежуточного характера.

«Коллеги, хочу еще раз особо обратить ваше внимание на то, что «18+» в нашем законопроекте является строгим запретительным отсечением, и ответственность за неисполнение наступает везде и всегда. Никаких послаблений с этой точки зрения мы не делаем», — пояснила Ямпольская в ходе заседания.

Она также добавила, что в отношении кинопрокатчиков были прописаны две возможные ситуации: «Когда у фильма есть прокатное удостоверение — тут все очевидно, и когда фильм демонстрируется без прокатного удостоверения. В таком случае ценз «18+» должен быть указан на афише, билете, выведен на экран».

Положения нового законопроекта предоставляют организаторам самостоятельно определять способ размещения информации о рекомендуемом возрасте при распространении произведений литературы и искусства, включая демонстрацию фильмов музеями, дворцами культуры, театрами, концертными организациями, цирками и другими учреждениями культуры. Помимо афиш и билетов, эти данные могут демонстрироваться на экране, а также в электронной или любой другой удобной форме.

Говоря о подготовке к рассмотрению законопроекта, Ямпольская рассказывала о том, что из-за столкновения с серьезным противодействием ей пришлось заранее обсудить с советником президента России по культуре Владимиром Толстым возможность согласительного совещания, на котором могли бы встретиться сторонники и противники инициативы.

«Разнообразные охранители со своей пещерной идеологией постоянно втягивают нас в разговор слепого с глухим. Я говорю: «Почему «Тихий Дон» в целлофан закатан? Это же оскорбление для русской культуры! Почему Шукшина до шестнадцати читать нельзя?!». А мне отвечают: «Нет, мы знаем, вы внесли законопроект, чтобы дети к Серебренникову и Богомолову ходили!» — говорила она в интервью «Газете.Ru».

Ямпольская также прокомментировала предложение по передаче функции определения возрастной маркировки для тех или иных произведений специальному государственному органу. По ее словам, подобный шаг потребовал бы создания отделений во всех российских регионах со своим штатом, содержание которого потребовало бы серьезных бюджетных трат.

«Кроме того, маркировка со стороны государства будет восприниматься как акт цензуры. А цензура запрещена Конституцией России», — напомнила она.

Помимо этого, подчеркнула Ямпольская, введение подобной системы открыло бы простор для разнообразных коррупционных схем, «когда чиновник сможет говорить писателю, главному режиссеру, руководителю галереи», что тот должен «как-то договариваться» о получении необходимой маркировки.