Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Хроника

«Вырезали слово»: из песни «Би-2» на «России 1» пропали протесты

ВГТРК объяснила пропажу слова «протесты» из песни «Би-2»

Группа «Би-2» сообщила, что из трансляции выступления ее сайд-проекта «Куртки Кобейна» с песней «Люди на эскалаторах» на премии «Виктория» вырезали слово «протесты». Представители ВГТРК, в свою очередь, заверили, что не производили никаких вмешательств в показанную «Россией 1» телеверсию композиции, исполненной музыкантами на мероприятии.

Слово «протесты» оказалось вырезанным в трансляции выступления музыкального сайд-проекта российской группы «Би-2» «Куртки Кобейна», которую осуществлял телеканал «Россия 1», на церемонии вручения премии «Виктория». Об этом заявили представители коллектива. Видео с обрезанным вариантом композиции «Люди на эскалаторах» было размещено на официальном YouTube-канале «Би-2».

«Угадайте, какое слово вырезали на 01:25. И простите за звук в целом — как вы понимаете, его делали не мы», — говорится в описании к ролику.

Согласно видеозаписи, частично заглушены были следующие строки песни, исполненной «Би-2», Леонидом Агутиным и Manizha: «Если чуть светлей проспекты // И нежней протесты // Юношей в пуловерах, // Смейся на таких контекстах, // Мастерица весна, // Делая фолловеров».

При этом в пресс-службе ВГТРК позднее сообщили, что телеканал не производил никаких вмешательств в телеверсию премии, получив ее от организаторов именно в таком виде.

«Телеканал получил телеверсию премии для трансляции от устроителей. Никаких вмешательств ни по изображению, ни по звуку не производил, естественно», — цитирует представителей ВГТРК РИА «Новости».

Отреагировал на информацию об удалении слова «протесты» из видеозаписи выступления сайд-проекта «Би-2» и телеведущий Дмитрий Киселев, назвавший соответствующий вопрос «абсурдным». Кроме того, он заверил, что использует это слово несколько раз в рамках своей программы «Вести недели».

«Я сегодня использую его в программе несколько раз. Вопрос абсурден. Я не знаю про эту историю, но думаю, что это глупость какая-то, честно говоря.

За развлекательные программы я не отвечаю. На канале «Россия» я просто приглашенный ведущий на авторскую программу под названием «Вести недели», и в «Вестях недели» я сегодня пользуюсь словом «протест» без ограничения», — приводит слова Киселева Telegram-канал издания «Подъем».

Ранее о цензуре на российском телевидении в одном из своих выступлений говорил шоумен Максим Галкин. В рамках концерта в Новосибирске юморист, в частности, выразил мнение, что на отечественном ТВ раньше «показывали больше политического юмора».

«Сейчас у нас есть цензура, не все можно говорить с телевизионного экрана. Я их понимаю — потому что, знаете, сейчас такая обстановка сложная. Когда у нас она была простая?» — сказал Галкин.

Согласно артисту, с точки зрения телевидения в России «в худшем смысле слова вернулись советские времена».

Также он признался, что не стремится к званию заслуженного — или народного — артиста России, так как не хочет ограничивать себя в высказываниях на «острые» темы. «Но пока хотя бы на концертах можно говорить что хочешь. Я поэтому и не прошу все эти звания. Потому что так есть возможность их все [обругать]», — подчеркнул комик.

Среди тех, кто тогда ответил Галкину, был все тот же Киселев. Комментируя слова юмориста, телеведущий отметил, что «в эпоху интернета цензура невозможна» — и для него высказывание Максима «звучит странно».

«Может быть, его кто-то цензурирует, этого я не знаю. Для меня это звучит странно. Цензура невозможна в эпоху интернета — и вредна, — сказал Киселев «Газете.Ru». — Это рассчитано на легковерных. Во времена СССР был один телевизионный канал, на котором была одна программа новостей — «Время». Сейчас это трудно себе представить. Сейчас тысяча каналов, цифровое телевидение, любая альтернатива в сочетании с интернетом. Звучит, конечно, абсурдно. Это для легковерных, для тех, кто, наверное, сидит в интернет-норках, для «хомячков». [Для тех], которые очень пугливые. Это глупость сущая».

В то же время телеведущий Владимир Познер счел рассуждения Галкина о том, что сегодня «не все можно говорить с экрана», справедливыми.

«Он прав. Но так на всем нашем телевидении. <...> Нет такого канала, где — если говорят о политике — можно говорить все. Это что — неожиданная для нас вещь? Мы этого не знали?» — цитирует Познера Ura.Ru.