Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Форма воды: Бондарчук эффектно топит Москву во «Вторжении»

Рецензия на «Вторжение» — сиквел «Притяжения» Федора Бондарчука

1 января в прокате стартует «Вторжение» — сиквел блокбастера Федора Бондарчука «Притяжение». С момента финала предыдущего фильма прошло два года, теперь перед человечеством в лице России (в лице Москвы) нависла новая инопланетная угроза. Герои Ирины Старшенбаум, Риналя Мухаметова, Александра Петрова и Олега Меньшикова по традиции оказываются в центре событий. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков — о том, насколько удачным вышло продолжение научно-фантастического экшна.

Длинный рекап предыдущей серии в формате трехмерного слайд-шоу (повторять содержание мы не будем, но отметим, что местами похоже на клип Radiohead «House of Cards»). Цитата Стивена Хокинга: «Вселенная не значила бы так много, если бы не была домом для людей, которых ты любишь». Финские рыболовы наблюдают падение капсулы в море. С рыболовами ровным счетом ничего не происходит, больше они ни разу не появляются — надеемся на камео в триквеле.

После событий «Притяжения» прошло два года. За это время Юля (Ирина Старшенбаум) и Гугл (Евгений Михеев) поступили в университет, где Константин Богомолов читает философские лекции про искусственный интеллект. Еще вместо Макса Коржа теперь играет Сироткин (это большой плюс), а у героя Александра Петрова случился инсульт, поэтому теперь он не раздражающе орет весь фильм, а самым очаровательным образом кривляется (но чуть-чуть повопить ему все же дают).

Юля тоскует по возлюбленному инопланетянину Харитону (Риналь Мухаметов) и пребывает в полной уверенности, что тот улетел домой, не пообещав вернуться. Вскоре выясняется обратное, и на некоторое время в процесс вклинивается ремейк фильма «Сумерки», где Эдвард Каллен с обаятельной улыбкой всем рассказывает, что у него теперь есть дом, работа и огород. Воссоединиться с девушкой, которую иногда сдают на опыты в поликлинику при Минобороны, добродушный пришелец решил в связи с новой угрозой: нейросеть, написанная его сородичами, сочла Юлю угрозой и вознамерилась уничтожить.

Из всех отечественных новогодних премьер «Вторжение» — пожалуй, самая симпатичная. Во-первых, Федор Бондарчук от фильма к фильму оттачивает режиссуру по-голливудски, а это вполне себе повод для патриотической гордости: он у нас такой, в общем-то, один. Во-вторых, в конечном итоге это доброе развлекательное кино, не претендующее на донесение народным массам каких-то месседжей особой государственной важности (впрочем, потенциал для конспирологии есть, об этом ниже).

Если углубляться в смысловую составляющую, то она может показаться неоднозначной и противоречивой, но все не так критично, как в недавнем «Аванпосте», с которым «Вторжение» внезапно делит имя главного антагониста. Как мы помним, «Притяжение» довольно прямолинейно критиковало ксенофобию, с которым наше общество знакомо непонаслышке. Вторая часть то ли вовсе откладывает этот вопрос в сторону и срубает метафору под корень, то ли (что хуже) предлагает противоположную позицию: здесь пришельцы в лице прагматичного компьютера однозначно неправы.

Не вполне правы оказываются и бунтующие граждане. Симптоматично, что тема народных волнений и протестов так или иначе всплывает чуть ли ни в каждом третьем российском фильме или сериале последних лет. В «Притяжении» жители Северного Чертанова под влиянием местных гопников становились националистами и шли громить приезжих чертей из космоса. Два года спустя народный гнев обращается уже к одному из «своих», а кровожадность намерений заметно возрастает. Если пускаться в конспирологию, то можно еще вспомнить, что неделей раньше «Вторжения» в прокате стартовал «Союз спасения» (сценарист у обеих лент общий — Олег Маловичко), согласно которому декабристы были кучкой истеричных либералов, получивших по заслугам. Есть повод задуматься. В довесок к этому фильм Бондарчука можно интерпретировать как ленту про необходимость суверенного интернета (внешний враг в определенный момент компрометирует все цифровые средства связи), что тоже наводит на мысли. Сам режиссер, однако, говорит, что эту инициативу категорически не поддерживает.

Наконец, не совсем ясно, как воспринимать главную героиню в контексте современных общественных норм. «Притяжение» с оговорками можно было назвать фильмом с профеминистским уклоном: Юля обладала собственной (пусть и абсурдной) волей и собственными (пусть и абсурдными) желаниями, что в совокупности двигало весь сюжет. Вместо того, чтобы ждать, пока ее спасет инопланетный принц, она всю дорогу спасала его самостоятельно. Во «Вторжении» Юля почти всю картину занимает пассивную позицию, а предпринимают какие-либо действия только окружающие ее мужчины. В итоге, впрочем, героиня Старшенбаум решительно отвергает сложившийся вокруг нее патриархат и разражается пламенной речью на тему «Кто дал вам право». Как бы то ни было, главная отечественная критикесса-феминистка Мария Кувшинова считает, что «никакого сексистского зашквара» в ленте нет, поэтому будем считать вопрос до поры до времени закрытым.

Безусловно, в ином случае все эти несостыковки и неувязки изрядно бы раздражали, но вместо этого «Вторжение» почему-то умиляет, развлекает и веселит — а следовательно, успешно выполняет свою блокбастеровскую задачу. Главное — не стараться задумываться об этом слишком крепко. В любом случае, ближе к финалу все это становится совершенно неважно. Бондарчук эффектно сбрасывает на центр Москвы миллиарды литров воды (то есть, ненадолго превращает его в Петербург) и миксует «День независимости» Роланда Эммериха с его же «Послезавтра». Заключительная сцена и вовсе внешне и содержательно напоминает «Death Stranding» Хидео Кодзимы, прозванную симулятором курьера: один из героев бродит по горам в характерной желтой курточке и, в общем, доставляет кое-кому посылку. В известном смысле и Бондарчук — гений.