Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Кино

Алмазный мой венец: возвращение Адама Сэндлера на трон

Опальный кабинет: ювелирный триллер с Адамом Сэндлером

В международный день ювелира на Netflix вышел новый фильм братьев Сэфди «Неограненные алмазы» с Адамом Сэндлером в главной роли. Кинокритик «Газеты.Ru» Борис Шибанов рассказывает, как легендарному комику удалось вернуть себе корону серьезного драматического актера, а также об авторском почерке новых любимых по всему миру братьев-режиссеров.

Актерская карьера Адама Сэндлера за 30 лет стала одним из самых увлекательных аттракционов в Голливуде. За это время критики и зрители успели сто раз похоронить своего любимого «комика из детства», а сам он — сто раз воскреснуть благодаря поддержке поклонников и бронебойной жизнестойкости. Вопреки всем тычкам, пародиям, «золотым малинам» («Золотая малина» — антинаграда, которую вручают за худшие фильмы и роли — прим. ред.) и оскорблениям, граничащим с пещерным антисемитизмом, Сэндлер не только не сломался как человек и не стал жертвой адвокатов, наркотиков и алкоголя, но и заставил злопыхателей увидеть в себе глубокого драматического актера широчайшего спектра.

Парадоксальным образом во многом побочный жизненный опыт борьбы за свое место под солнцем, который приобрел Сэндлер за десятилетия карьеры в комедийном кинематографе, со временем перевесил его квалификацию как актера-комика.

Что-то похожее произошло в свое время с Клинтом Иствудом, чьи глубокие морщины с какого-то момента стали сообщать зрителю больше, чем диалоги, сюжет или актерская игра.

Вышедший на Netflix в международный день ювелира фильм братьев Сэфди «Неограненные алмазы» стал не первым фильмом, где Сэндлеру удалось выпустить наружу свою «темную сторону». Но если в переломном для него фильме Джадда Апатоу 2009 года «Приколисты» актер все еще оставался несколько скован амплуа стенд-ап комика, то спустя десять лет ему наконец досталась роль, неограниченная по возможностям сублимации своего гнева и раздражения.

Наделавшие шуму в киноманских кругах фильмом «Хорошее время» с Робертом Паттинсоном режиссеры устроили Сэндлеру настоящий бенефис. На протяжении двух часов его герой, нью-йоркский торговец драгоценностями Говард Ратнер, будет выворачиваться наизнанку, чтобы в сумасшедшей свистопляске угроз, шантажа, обмана и подлости выкроить свой кусок счастья. Неудержимая манера персонажа, его острый язык и постоянная готовность к активным действиям без понимания конечной цели, когда у него из-под ног уходит земля, заставляют Сэндлера играть на пределе своих возможностей — с видимым, надо заметить, удовольствием. Уже на первых минутах фильма ему удается крепко схватить и удерживать до конца нерв, напоминающий работу Аль Пачино в легендарной «Схватке».

Однако вряд ли ему удалось бы так глубоко раскрыть свой потенциал как героя крутосваренных триллеров, если бы не воистину «ювелирный» сценарий братьев Сэфди.

Уже первых десяти минут фильма хватило бы на добротный сюжет полнометражки об азартном торговце драгоценностями, который вынужден балансировать между множеством разнонаправленных центров грубой силы. Несмотря на это, действие и напряжение не только не будут понижаться, но и будут только расти до самого конца. При этом большая часть нашпигованных персонажами и событиями сцен, которые бусинами будут падать одна на другую каждые несколько минут, разворачиваются каждый раз в новом помещении. За исключением офиса Ратнера, практически ни один интерьер в фильме не появится дважды. И каждое помещение будет скрывать в себе все новые и новые сценарные рычаги.

Прокладывая свой путь сквозь фильм, Сэфди утилизируют все возможности, встречающиеся им на пути — любая деталь, любой персонаж так или иначе всплывут в дальнейшем и сыграют свою роль в «большой картине» происходящего. Можно сказать, что весь фильм стоит такая трескотня от пальбы чеховских ружей, как будто зритель оказался в тренировочном тире сценаристов. Количество сцен, персонажей и действия в какой-то момент достигает столь высокой плотности, что прописанные «случайности» и сюжетные повороты начинают парадоксальным образом выглядеть реалистично — как и в жизни, при просмотре фильма просто невозможно уследить за каждой мелочью и закрыться от очередной прилетевшей из «ниоткуда» оплеухи.

Не обошли режиссеры стороной и социальную сторону ювелирного дела — фильм начинается с демонстрации условий работы в алмазных шахтах Эфиопии, а добытый в них черный опал герой Сэндлера перепродает баскетболисту Кевину Гарнетту под соусом истории об эфиопских евреях.

Но главной темой фильма становится игра и ее связь с реальностью. Основное напряжение пролегает по силовым линиям, тянущимся от Сэндлера к Гарнетту и обратно, а среди россыпи сцен, претендующих на выражение жизненной философии главного героя, главным оказывается именно его разговор с клиентом из мира большого спорта. А в кульминационный момент и сам Гарнетт произнесет сокровенное: «Когда ты выигрываешь, остальное — неважно».

Именно адреналин от бесконечного стремления выиграть, перетрясти все свои шансы и заново испытать их на прочность стал воздухом, которым дышит Ратнер. Каждый следующий свой шаг он видит ходом в игре, окружающих — как ее элементы. И лишь азарт, вера в игру, любовь к поиску решения проблем до степени создания этих проблем на ровном месте мешают ему увидеть пустоту в разверзнутом им зазоре между игрой и жизнью.