Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Хроника

«Это был ад»: приемная дочь Понаровской о жизни в детдоме

Приемная дочь Понаровской рассказала о том, как ей жилось в «аду»

Приемная дочь певицы Ирины Понаровской Анастасия Кармышева рассказала, как ей жилось в детском доме, куда она попала после рождения у артистки сына. Кроме того, женщина вспомнила о воссоединении со знаменитой исполнительницей, которое вскоре обернулось окончательным расставанием.

Анастасия Кармышева, приемная дочь заслуженной артистки России Ирина Понаровской, дала откровенное интервью программе НТВ «Основано на реальных событиях», в котором рассказала о непростом прошлом и взаимоотношениях со знаменитой исполнительницей. Кармышева, которую в детстве, согласно прессе, взяла к себе на воспитание Понаровская, а затем — после рождения сына Энтони — отдала ее в детский дом, в частности, вспомнила о первой за долгие годы встрече с певицей.

По словам Анастасии, однажды она услышала, как Понаровская говорит о ней в рамках одного из телешоу, — и подруга впоследствии уговорила ее повидаться с приемной матерью в эфире.

«Мы сидели с моей подругой на даче, на фоне шла передача «Женские истории». И мне подруга говорит: «Смотри, там про тебя говорят». И там фотографии такие маленькие, мои детские. Ирина Витальевна рассказывает слезную и печальную историю о девочке, которая когда-то у нее была и потерялась, — поделилась Кармышева. —

Так состоялась наша встреча. Ирина Витальевна плачет, страдает, и я всплакнула. Но, если честно, эмоций не было никаких, я ведь ее знать не знаю. У меня своя жизнь, у нее — своя. Какие могут быть эмоции?»

На тот момент Анастасии было уже 16 лет, и некоторое время ей пришлось провести в детском доме, откуда потом ее забрала одна из воспитательниц. Вспоминая о самом детском доме, женщина назвала его «жестким» и «очень страшным» местом. «Это был ад. Просто ад на земле. Я была налысо побрита, была похожа на пацана, причем зашуганного, жесткого», — заявила Кармышева.

Впоследствии — уже после воссоединения в телеэфире — Понаровская предложила девушке переехать к ней в квартиру, и та согласилась. Не против Кармышевой, по ее же словам, был и родной сын певицы Энтони.

«У нас очень хорошие и теплые отношения возникли. И я помню, как Ирина Витальевна стояла на кухне, смотрела на нас. И у нее было такое умиление в глазах. Это было тепло, — подчеркнула Анастасия. — Мы совершенно прекрасно проводили время с [Понаровской], она меня знакомила с разными интересными людьми. По ее словам, она меня любила, даже сохранила какие-то фотографии, вещи детские. Рассказывала, что пыталась меня искать.

Но мое личное мнение: если человек хочет кого-то найти и он тебе нужен, то ты его из-под земли достанешь».

Однако уже вскоре после переезда к Понаровской ситуация осложнилась. «В какой-то момент мне даже показалось, что мы начинаем привязываться друг к другу. И я думаю, что ее это немножко стало напрягать — что она привязывается. На мой взгляд, ей это было не нужно, — пояснила Анастасия. — Она считала меня какой-то конкретно детдомовской. Но на самом деле она меня просто не знала».

Окончательный разлад между Кармышевой и Понаровской случился, когда девушка решила временно поносить бижутерию Ирины и пошла в ней в магазин. Сама же певица сочла этот шаг за воровство и прогнала Анастасию из дома.

«У меня не было мысли их забирать. Не было никакого грабежа. Думаю, что это просто сработало как катализатор, это был шикарный повод», — выразила мнение приемная дочь.

Примечательно, что сама Понаровская, вспоминая о Кармышевой и тех событиях в целом, подчеркивала, что Анастасия не является для нее приемной дочкой.

«Это не приемная дочь мне, это посторонний человек, взятая мной случайно от ее беды. Она была такая маленькая, больная, дистрофичная. Я понимала, что, если я не возьму ее, она умрет, — говорила певица. — Она прощена, эта девочка, но не надо лезть в мою жизнь, потому что ты мне никто. А устраивать против меня акции, очные ставки…. Скажи спасибо, что ты жива осталась. А я в ответе за своего сына, дочери у меня нет».