Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Хроника

«Мы осознаем всю ответственность, которая легла на наши плечи»

Гендиректор Okko о работе мультимедийного сервиса на фоне пандемии COVID-19

Генеральный директор мультимедийного сервиса Okko Яна Бардинцева рассказала «Газете.Ru» о том, почему рынок российских онлайн-видеосервисов вырос почти на половину, какие еще меры против пиратства могли бы поспособствовать еще большему процветанию отрасли, и как на нее повлияет пандемия коронавируса.

— Выручка легальных онлайн-видеосервисов в России по итогам 2019 года достигла более 27 млрд руб. – рынок вырос на 45%. Что на ваш взгляд стало драйвером роста?

— Основным фактором роста я считаю прежде всего «созревание» рынка. Во-первых, это созревание самой среды для функционирования видеосервисов, так называемых инейблеров. По данным ритейлеров, продажи телевизоров с функцией SMART TV за первое полугодие 2019 года составили порядка 50% от общего числа устройств. Прошлый год стал рекордным для рынка смартфонов в России – согласно исследованию IDC, объем поставок достиг 32,9 млн штук.

Во-вторых, само изменение жизненных сценариев городского жителя – мы все меньше времени проводим дома (как минимум, проводили до недавнего времени), в связи с этим все больше росло потребление на мобильных устройствах, к чему адаптированы прежде всего ОТТ-игроки и видеоагрегаторы.

В-третьих, это существенный рост инвестиций в контент – как блокбастеры, так и более нишевые фильмы. «Мстители: Финал» с бюджетом в 365 миллионов долларов стал не только самой дорогой картиной 2019 года, но и самым дорогим фильмом за всю историю кино, а инвестиции в ленту Клима Шипенко «Холоп», ставшую народным хитом, составили 160 миллионов рублей. Этот тренд ведет к появлению более качественного контентного предложения у всех игроков, причем мы наблюдаем сдвиг в сторону сериального производства и потребления. Пользователь проводит в сервисах больше времени, и ему действительно есть что посмотреть практически каждый день.

В-четвертых, это осознание пользователями отличия в потреблении качественного цифрового контента с удобным пользовательским опытом от стационарного линейного потребления. Все это ведет к перестройке ландшафта рынка – снижается использование линейного ТВ и пиратских сервисов, растут онлайн-кинотеатры и растут видеоагрегаторы.

Конечно, и сами сервисы, вкладывая в собственное контентное производство, развивая продукт и промотируя его в доступных средах, вкладывают в рост рынка и даже формируют его. Например, за 2019 год мультимедийный сервис Okko вырос на 96% vs 45% рыночного роста. Мы отдаем должное в этом росте эксклюзивному и качественному контенту, на который мы делаем ставку в развитии (например, завоевавший 4 Оскара фильм «Паразиты» был представлен в подписке эксклюзивно в Okko). Некоторые российские игроки создают собственные студии для производства - например, наше подразделение Okko Studios производит и со-продюсирует фильмы и сериалы (из последних громких – фильм «Битва», «Как я стал русским», «Большая поэзия» и еще 13 картин ждут проката и мы увидим их в этом году, сериалы: «Бар «На грудь2», «Детки», а так же кино и сериалы в вертикальном формате).

Еще один фактор – расширение контентного предложения. Видеосервисы – это не только фильмы и сериалы, это еще и цифровые трансляции спортивных событий, музыкальные шоу, киберспорт и другие смелые эксперименты, которые совершают российские игроки. И если ранее пользователь смотрел один фильм, условно, в пятницу вечером, то сейчас он смотрит в понедельник новую серию от HBO, во вторник – занимается фитнесом через VOD-сервис, в среду занимается самообразованием вместе с лекциями TED, в четверг смотрит новинку от студии Universal, в пятницу и субботу смотрит бесплатные концерты рок- и поп-исполнителей, а в воскресенье смотрит с ребенком детские фильмы и мультфильмы. Мы встраиваемся в жизненные сценарии человека, стараясь максимально удовлетворить его потребности на удобной ему платформе и в удобное ему время.

— Повлиял ли Антипиратский меморандум на рост рынка?

— Безусловно. Антипиратский меморандум влияет на рост рынка легального видеоконтента позитивно, но говорить о полной победе над пиратством пока рано. Пираты быстро адаптируются к запретительным мерам, используя все имеющиеся на сегодняшний день технические способы.

— Какие меры помогли бы в дальнейшей борьбе с пиратством?

— Необходимо принять взамен действующего сейчас Меморандума закон, который позволит ускорить процедуры блокировки URL-адресов, особенно в части спортивных онлайн трансляций, блокировать пиратские мобильные приложения. Нужно усилить меры борьбы с «зеркалами» сайтов и блокировку пиратских сайтов, усилить ответственность за нарушение закона о рекламе в части рекламы казино и азартных игр на незаконных ресурсах (в частности, чтобы ограничить детей от недобросовестной рекламы азартных игр, распространяемых пиратскими сайтами). Сейчас скорость реагирования на пиратскую деятельность и ответственность за ее осуществление недостаточны.

— Очевидно, что ситуация с коронавирусом повлияет на дальнейшее развитие отрасли. Социальная ответственность, которую сегодня демонстрируют практически все игроки рынка, пойдёт на пользу отрасли или принесёт компаниям убытки?

— В текущей ситуации мы понимаем всю ответственность, которая легла на плечи онлайн-кинотеатров. Сейчас мы неожиданно получили то, к чему так долго стремились – время и внимание пользователей. Посещаемость сервисов растет неделя к неделе, причем мы наблюдаем рост на всех устройствах. Нам очень важно не подвести пользователей и сделать все для того, чтобы в это непростое время человек могу получить качественное контентное предложение, а по возможности – и безупречный пользовательский опыт. Никто из онлайн-кинотеатров сейчас не может предсказать время выхода из ситуации и тяжесть последствий для каждого человека. Мы просто делаем то, что в наших силах в текущий момент. Я лишь надеюсь, что по истечению этого сложного времени пользователи будут осознанно делать выбор в пользу онлайн-кинотеатра, который был с ним рядом.

— Сейчас на рынке присутствует много сильных игроков, каждый из которых предлагает аудитории как проверенные временем фильмы, так и наращивает долю собственного производства. Как в такой высококонкурентной среде онлайн-площадки борются за зрителя? Насколько уникальны предложения каждой из площадок?

— Произвести уникальный контент или приобрести права на эксклюзивный показ не так сложно. Намного труднее предложить зрителю нечто, что найдёт в нём отклик, и делать это постоянно. Такая работа – вопрос не одной эксклюзивной премьеры, а профессионально выстроенной системы отбора и продюсирования контента. Да, все игроки стремятся наполнить свою витрину уникальными предложениями. И да, всегда будет возникать ситуация, когда какой-то фильм будет на одной витрине и его не будет на другой. Желание некоторых площадок стать суперагрегаторами, на которых будет весь контент — это скорее мечты и иллюзии. Вопрос лишь в том, какой сервис предложит настолько консистентное и качественное предложение, что пользователь выберет его единственной или основной платформой смотрения. Например, у меня дома стоит Okko и Netflix, плюс я примерно раз в год что-то смотрю на Amazon Video. Первых двух мне хватает на 99% для моего личного потребления и потребления моей семьи. А все фильмы на свете в любом случае пересмотреть невозможно, также, как и перечитать все книги.

— Для онлайн-кинотеатра собственный контент сегодня – это необходимость или можно прожить и без него?

— Собственный контент – один из драйверов роста. Прожить, конечно, можно, но тогда сервис будет испытывать проседание в локальном контентном предложении. Однако, наоборот, на одном продакшне локального контента выжить невозможно, он никогда не закроет весь спектр потребностей человека. Я уверена, что продакшн в России будет развиваться, следуя по пути глобального рынка. Его перспективы будут зависеть как от спроса (количество пользователей VOD-сервисов), так и от предложения (количество и качество команд продюсеров, режиссеров и сценаристов). Это в каком-то смысле замкнутая экосистема – если нет достаточного спроса, не будет и предложения, не будет достаточного количества проб и ошибок, не будет конкурентной борьбы, стимулирующей качество. Я верю, что ближайшие три года для нас – это годы роста продакшена.

— Можно ли ждать взрывного роста производства контента на фоне увеличения заработка онлайн-кинотеатров?

— Сейчас каждый российский сервис реинвестирует заработок в дальнейший рост, время для дивидендов и спокойного наблюдения за накоплением прибыли еще не наступило. Мы видим, что многие онлайн-кинотеатры заявляют миллиардные бюджеты на производство и сопродюсирование контента и, безусловно, это взрывной рост. Будет ли он уже в этом году сопряжен со взрывным ростом качества контента – нам предстоит увидеть. Безусловно, будут и яркие фильмы и сериалы, будут и менее удачные. Это необходимый этап для всего рынка: конкуренция сейчас очень важна, она позволит повысить качество для конечного зрителя.

— В какие новшества вкладываются средства?
— Если говорить о новшествах - мы инвестируем не только в развлекательный, но и культурно-образовательный контент. Например, мы бесплатно показываем постановки Мариинского Театра, театра Эйфмана, Александринского театра и других театров. Мы предоставили всем россиянам от Калининграда до Владивостока возможность бесплатно посмотреть сотни лучших спектаклей, постановок и концертов, которые они раньше не могли увидеть в силу обширной географии нашей страны. В этом смысле можно сказать, что часть выручки, обеспеченной бурным ростом рынка и вниманием пользователя, мы отдаем пользователю обратно.

— Мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда оригинальные отечественные разработки и решения оказываются на шаг впереди зарубежных. Готовы ли сегодня онлайн-кинотеатры экспериментировать и предлагать зрителю принципиально новые жанры и услуги?

— Вполне готовы. Например, Okko стал первым онлайн-кинотеатром, запустившим платформу для спортивных трансляций в России (несколько устройств для одновременного просмотра, качество 50 FPS, возможность выбрать аудиодорожку, переключаясь между комментаторами и звуком стадиона). Система трансляций матчей Английской Премьер-лиги – внутренняя разработка, созданная в кратчайшие сроки. Вслед за Оkko похожую платформу запустили и другие участники рынка. Фактически мы сделали это одновременно с Amazon Video, при этом, по нашим данным, для реализации нам потребовалось на порядок меньшее число инженеров, а создание системы заняло куда меньше времени. Еще один пример – Okko.Move, первая цифровая платформа для просмотра вертикальных фильмов и сериалов. Сервис позволяет смотреть фильмы и шоу, снятые в набирающем популярность вертикальном формате. Мы продолжаем создавать уникальные технологичные продукты и улучшать наш сервис.

— Если говорить об иностранных конкурентах, то как на ваш взгляд, Netflix и Disney должны вести себя на российском рынке?

— Безусловно, все сервисы, работающие на территории РФ, должны работать в правовом поле, здесь нет никаких исключений. Возможны коллаборации с российскими площадками и регистрация представительств в России, но это скорее уже операционализация стратегий этих компаний по выходу на российский рынок, которые нам предсказать сложно.

— Как себя чувствует YouTube на волне успехов наших онлайн-кинотеатров?

— Растут и агрегаторы, и онлайн-кинотеатры. Не могу сказать, что Youtube оттягивает рынок – он точно так же участвует в его формировании, стимулируя интерес к потреблению цифрового аудиовизуального контента. Места пока что хватает всем.

— В целом, насколько в России сформировалась новая модель потребления качественного контента? Или же еще рано об этом говорить?

— Я считаю, мы движемся к стадии развитого, зрелого цифрового рынка, это очень радует. Ежемесячная аудитория каждого из сервисов-лидеров насчитывает миллионы (например, у Okko аудитория более 12 миллионов пользователей). Наши пользователи готовы платить за высокое качество, эксклюзивный контент и отсутствие рекламы – это и есть показатели высокого уровня развитости рынка.