Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Сериалы

«Водоворот» — кэмповый неонуар с Вдовиченковым и мертвыми подростками

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Рецензия на сериал «Водоворот» с Владимиром Вдовиченковым

На «КиноПоиске HD» начался показ «Водоворота» — неонуарного триллера про полицейских, которые расследуют ритуальные убийства подростков. Главные роли в сериале исполнили Владимир Вдовиченков, Владислав Абашин, Аристарх Венес и Юлия Мельникова. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков посмотрел первые два эпизода шоу и рассказывает, что роднит его с «Улицами разбитых фонарей» и «Бэтменами» Джоэла Шумахера.

Во время налета на наркопритон трое следователей (Владимир Вдовиченков из «Бумера», Владислав Абашин из «Сторожа», Аристарх Венес из «Кадетства») и одна следовательница (Юлия Мельникова из «Беловодья») находят флэшку с жутким роликом. Это запись даркнет-стрима жестокого ритуального убийства девушки. Начиная распутывать дело, полицейские обнаруживают заброшенный коллектор, где лежат десятки изувеченных трупов подростков, которых никто никогда не разыскивал. Сыщики вынуждены бросить вызов злачному кровожадному мегаполису, не щадящему уязвимых и обездоленных.

«Водоворот» — третий оригинальный проект стриминга «КиноПоиск HD». До этого были «Последний министр» — отличная сатира, один из лучших сериалов года, и «Проект «Анна Николаевна» — сексистская «народная комедия», нашедшая свое место в эфире ТНТ. С новинкой чуть сложнее. Сам сервис считает ее неким ответом «Настоящему детективу» (благоразумно не уточняя конкретный сезон). Но это, разумеется, никакой не «Настоящий детектив», хотя Вдовиченков, Абашин и Венес усердно грустят и почти не бреются, а эффектная заставка настраивает на урбанистическую меланхолию.

Всерьез воспринимать происходящее сложно — и вроде бы не нужно. «Водоворот» крайне удачно смотрится в качестве гротескного кэмпа. Это предельно стильный неонуар с противозаконным количеством неона, выселенного в спальные районы (за камерой — Владимир Башта, снимавший «Брестскую крепость» и «Географ глобус пропил»). Сразу вспоминаются лучшие стороны того, что принято ругать. Например, странный фантастический триллер Романа Прыгунова «Индиго» — там схожим образом охотились на тинейджеров, а постер украшала фигура в капюшоне, смахивающая на местного убийцу.

Кроме того — «Бэтмены» Джоэла Шумахера, который погрузил франшизу в фарс и докрутил до шипучей кислотности Готэм, возведенный Тимом Бертоном. Из числа референсов поадекватнее — более сдержанные, но все равно завораживающие телекомиксы Netflix «Джессика Джонс» и «Сорвиголова», где такое же особое внимание уделялось огням большого города.

В «Водовороте» форма самым наглым образом подминает под себя содержание, однако временами приходится спотыкаться. Сценарист Андрей Стемпковский («Обратное движение») и режиссер Андрей Загидуллин («Квест») явно пытались пересадить на российскую почву копов из американского кино девяностых и нулевых — с их характерным пренебрежением к гражданским правам. Эта механическая транскрипция работает не очень ладно. Западная публика воспринимала такие образы в развлекательном ключе, потому что (по крайней мере до недавнего времени) могла похвастаться верой в честность и порядочность реальных стражей порядка.

Действия троицы героев «Водоворота» служат лишь горьким напоминанием о российских реалиях, что не слишком сочетается с общей необязательностью повествования. В этом как бы просматривается наследие «Улиц разбитых фонарей». Как и сотрудники убойного отдела Межрайонного УВД, полицейские в «Водовороте» часто философствуют и отпускают едкие замечания (есть прекрасное крамольное: «Чувства истинных верующих невозможно оскорбить»). Но на шутки скупы — бульварной детективщины, бодрой и романтичной, здесь не отыскать.

В отдельных случаях сериал нащупывает близкую к верной интонацию, чтобы поговорить о важных вещах — вроде наркозависимости или домашнего насилия (особенно тревожно выглядит на фоне кейса с изнасилованием полуторагодовалой девочки, по итогам которого отца оправдали). А иногда не нащупывает: героиня Мельниковой хоть и пытается побороть сексизм и избавиться от опеки коллег-мужчин, остается задвинутым на второй план приложением к Вдовиченкову (во всяком случае, в первых сериях — может, позже это изменится).

Так или иначе, сериал сгодится для необязательного запойного просмотра в выходные — с соответствующей смесью вины и удовлетворения на выходе. Шоу, откуда почти все время хочется вырезать Венеса на гифки на случай важных переговоров (он снова ругается по-английски!), язык не поворачивается назвать плохим. Умные люди придумали термин «гилти-плеже» — и это как раз тот случай.