«Никто» Ильи Найшуллера: Боб Оденкерк пускается во все тяжкие, помогают Кристофер Ллойд и RZA

Рецензия на фильм Ильи Найшуллера «Никто» с Бобом Оденкерком и Алексеем Серебряковым

Слушать
Остановить
18 марта в прокат выходит боевик «Никто», снятый режиссером «Хардкора» Ильей Найшуллером по сценарию Дерека Колстада, автора «Джона Уика». Это история про бывшего спецагента, который скучает по кровавой молодости и случайно переходит дорогу русскому гангстеру, что вынуждает его вновь взяться за оружие. Главного героя играет звезда «Во все тяжкие» и «Лучше звоните Солу» Боб Оденкерк, также в ленте задействованы Алексей Серебряков, Кристофер Ллойд, рэпер RZA и Александр Паль. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков рассказывает, каким получился второй полный метр Найшуллера — и удается ли ему выйти из тени «Джона Уика».

Как-то раз домой к Бобу Оденкерку вломился мужчина в состоянии наркотического опьянения. Актер обнаружил пришельца в подвале, не стал с ним контактировать, а сразу запер и вызвал полицию. Никто не пострадал, однако осадочек остался: на выходе один из полицейских сказал Бобу, что в целом тот все сделал правильно, но будь это его дом и его семья, преступнику бы сильно не поздоровилось. Из этой истории, а точнее последовавших за ней размышлений в духе тропа пауэр-фэнтези, и вырос «Никто» — дебют Оденкерка в экшн-боевиках, снятый российским режиссером Ильей Найшуллером.

По сюжету в жилище Хатча Мэнселла (Оденкерк), грустного семьянина с очевидной сединой, забирается парочка грабителей. Хатч решает не возникать, в результате преступники уходят, прихватив с собой жалкие 20 долларов (остальное «на карте»). Из крупных потерь — разве что самолюбие. Хатч понимает, что устал от тихой жизни и погружается в ностальгию по работе «аудитором» (грубо говоря, «чистильщиком») в одной из спецслужб. Вскоре ему под горячую руку попадается буйная компания. В числе пострадавших по итогам этой потасовки оказывается Федя (Александр Паль) — младший брат опасного русского гангстера Юлиана (Алексей Серебряков). Мафиози, стремясь отомстить за пострадавшего родственника, объявляет Хатчу войну. А тот как будто только рад.

В адрес «Никто» уже стали звучать облегченно-благодарные вздохи — мол, жанровое кино спасено, наконец-то появился «мужской» боевик, прямо как в старые-добрые. Но слухи о смерти прямолинейных экшенов, конечно, несколько преувеличены: жизнь в этом кинематографе поддерживает масса всего — начиная с шумных франшиз вроде «Джона Уика» и «Рейда» и заканчивая лентами с Лиамом Нисоном или очаровательной лабудой, которую регулярно выпускает тот же Netflix (для совсем безнадежных еще существует жанр «какая-то дичь с Николасом Кейджем»). Так что новый фильм Найшуллера едва ли что-то спасает — и уж точно ничего нового в жанре не говорит. Скорее повторяет пройденное (но это не то чтобы проблема).

Порой «Никто» чрезмерно напоминает «Джона Уика», что, в общем, неудивительно: сценарий после долгих мытарств поручили писать Дереку Колстаду, который в свое время и придумал франшизу с Киану Ривзом. (Заметим на полях про постер: слоган «Не стоит его недооценивать» как-то издевательски следует за строчкой про «сценариста «Джона Уика»). Так вот, удержаться от сравнений, конечно, не выходит, и лента Найшуллера тут несколько сдает позиции — все же «Уика» не зря снимали бывшие каскадеры Чад Стахелски и Дэвид Литч. Российскому же режиссеру, допустим, местами недостает изобретательности и изощренности, что становится заметно в отсутствие вау-эффекта субъективной камеры, спасавшего его дебютный «Хардкор».

Впрочем, как минимум пара роскошных моментов здесь обнаружится, так что, если честно, не очень хочется занудствовать. Пробелы в мастерстве Найшуллер более-менее компенсирует горящими глазами. Плюс исходный текст в чем-то поинтереснее (и, прости господи, глубже) истории про месть за собачку, подаренную покойной женой, — кино, в конце концов, о кризисе среднего возраста и семейных ценностях. При этом «Никто» не пожурить за излишнюю серьезность: про «Хардкор» Найшуллер, может, и говорит слегка виновато, что снимал «для 15-летнего Ильи», но от эйфоричного воплощения фантазий подростка-миллениала, сующего в проигрыватель кассету за кассетой, постановщик по-прежнему не отказывается. Отсюда, например, Кристофер Ллойд, которому, как выясняется, страшно идет дробовик, и лидер Wu-Tang Clan Роберт Диггз, он же RZA (последний, кстати, присутствует в картине в основном в виде голоса, что благополучно уничтожается дублированной дорожкой). Вот они 80-е, вот они 90-е, ностальгируйте.

Наконец, это попросту смешно: смешно, когда Оденкерк, вполне органичный в новом для себя амплуа побитого жизнью омута с чертями, достает из кармана котенка и начинает его кормить под «Don't Let Me Be Misunderstood» Нины Симоне; когда Серебряков давит из себя нарочитую клюкву (а до этого чудовищно поет со сцены песню «Комбинации» «Бухгалтер»); когда Ллойд хитро ухмыляется, передергивая затвор. И да, это ровно то, что принято называть «мужским кино» (на проработку героини Конни Нильсен, изображающей жену Хатча, можно не рассчитывать). Но, пожалуй, воспользуемся рекомендацией с афиши — и не будем его недооценивать.