Реальные упыри: Стоянов и Калюжный пьют смоленскую кровь в «Вампирах средней полосы»

Рецензия на сериал «Вампиры средней полосы» с Юрием Стояновым и Глебом Калюжным

Слушать
Остановить
В онлайн-кинотеатре Start появились первые две серии «Вампиров средней полосы» — шоу про клан вурдалаков из Смоленска. Они не убивают людей и стремятся к мирному сосуществованию, но царящая идиллия оказывается под угрозой, когда рядом с городом находят обескровленные трупы. Главные роли в сериале исполнили Юрий Стоянов (он заменил Михаила Ефремова), Глеб Калюжный и Екатерина Кузнецова. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков — о том, почему «Вампирам средней полосы» будет не жалко отдать немного своей крови.

Смоленск, наши дни. В старой и жутко просторной квартире обитает вампирский клан. Старший — Святослав Вернидубович, или просто дед Слава (Юрий Стоянов), из первородных. Еще двое помладше: капитанша полиции Анна Петровна, она же Аннушка, (Екатерина Кузнецова) и врач Жан (Артем Ткаченко). И, наконец, самый юный — подросток Женек (Глеб Калюжный), увлекающийся видеоблогингом. С людьми у вампиров договор: никто никого не убивает, крови — только необходимое количество. Но когда в березовой роще за городом находят обескровленные трупы, мирное существование клана оказывается под угрозой. Дело получается настолько громкое, что из Москвы присылают следователя по особо тяжким. Теперь вампирам нужно как можно скорее найти виновного.

Сериал «Вампиры средней полосы» придумался, когда сценарист Алексей Акимов посмотрел псевдодок Тайки Вайтити и Джемейна Клемента «Чем мы заняты в тени» (он же «Реальные упыри»). И стал размышлять, как бы кровососы ощущали себя в российских реалиях. Размышления, очевидно, вышли основательные: «Вампиры» — тот редкий для наших краев случай, когда на первом плане не желание «как у них», а именно что вопрос «а что если» (по той же причине в свое время удались «Дозоры» Тимура Бекмамбетова). О новозеландском мокьюментари в итоге напоминают разве что дореволюционные интерьеры вампирского жилища, да и то — постольку поскольку. А если браться за сравнения, то уместнее будет назвать «Семейку Аддамс», где нарочито дисфункциональная ячейка общества оборачивалась самой что ни на есть функциональной и любящей. Только браться за сравнения, на самом деле, совсем не хочется.

Что хочется, так это понудеть. Во многих аспектах «Вампиры средней полосы» придерживаются проверенных, если не заезженных комбинаций: в сухом остатке это бытовая комедия, положенная на (вялые, что уж там) детективные рельсы. Сценарию, раз на то пошло, в принципе недостает изысков, отчего начинают вылезать нитки. Это особенно заметно в пилотном эпизоде, щедром на экспозиционные диалоги деда Славы и Женька. Последний несколько топорно выполняет роль зрительского агента и активно впитывает правила игры (игривое проставление галочек — вообще обязательный элемент любого вампирского кино). Здешние вурдалаки, скажем, не боятся света, в гробу видали спать в гробу, у каждого своя уникальная сверхспособность — и так далее.

Все это в известной степени компенсируется совершенно очаровательным черным юмором, которым преимущественно руководит Стоянов. Народный артист — главное достояние «Вампиров средней полосы» (если не считать редких, но фееричных явлений Татьяны Догилевой). Роль Святослава Вернидубовича изначально писалась под него, он снялся в пилоте, а потом выбыл из проекта вследствие занятости, успев сосватать на свое место Михаила Ефремова. Но после ДТП с летальным исходом и тюремного заключения заслуженного артиста согласился вернуться обратно. Прозвучит, конечно, чудовищно, и ясно, что благополучие любого в мире сериала не стоит ничьей жизни. Но нельзя не признать: без обезоруживающей харизмы Стоянова «Вампиры», вероятно, вообще бы не получились.

С ним же — скорее да, пускай, опять же, не без огрехов. Например, заметно мешается развернутый драматический хронометраж в 50 минут: на длинной дистанции «Вампиры», которым полчаса доктор прописал, принимаются буксовать и ронять драйв. И если первая серия с головой затягивает сравнительной плотностью событий, уютной атмосферой и яркими, действительно запоминающимися героями, то в арсенале второй, когда темп уже проседает, остаются в сущности одни стояновские хохмы. (Остается надеяться, дальше шоу снова нащупает твердую почву.) С хохмами, впрочем, иногда случается перебор по части жестокости. Значительная часть местной комедии строится на подколах деда Славы в адрес Женька, и некоторые выглядят скорее жутко, чем смешно; героя Калюжного порой искренне жалко.

Для сервиса Start, пока не способного похвастаться сильной ориджиналс-линейкой (из откровенно удачного — разве что ромком «257 причин, чтобы жить»), проект имеет большой потенциал. Шоу, по словам Стоянова, уже продлили на второй сезон, и съемки якобы должны начаться ближайшим летом (официальной информации на этот счет не поступало)*. Это любопытный индустриальный прецедент. В том числе потому, что «средняя полоса» присутствует в названии не просто так. В России, очевидно, давно созрел спрос на хорошие истории, далекие от границ МКАД, да и в целом городов-миллионников (мы подробнее рассуждали об этом в тексте о якутской ленте «Пугало»). Будем откровенны: при виде словосочетания «смоленские вампиры» глаза задерживаются в первую очередь на топонимической его части. Так что пока будем наблюдать за развитием ситуации в Смоленске, но вообще — сколько еще не выпитой крови в других точках на карте страны, хочется узнать наверняка и в самое ближайшее время.