«Не смешиваем рабочее и личное»: Сергей Полунин и Елена Ильиных — о «Распутине» и других проектах

Танцовщик Сергей Полунин хотел бы поработать с Конором Макгрегором

Слушать
Остановить
Танцовщик Сергей Полунин и японский хореограф Юка Ойши представят в России драматический балет «Распутин». Главные роли в постановке исполняют сам Полунин и его супруга — олимпийская чемпионка по фигурному катанию Елена Ильиных. В интервью «Газете.Ru» они рассказали о премьере шоу в Лондоне, совместной работе и участии в съемках клипа певицы Sia.

Распутина иногда называют «святым чертом», потому что в нем присутствуют и позитивные, и негативные черты. Каким он предстает в балете?

Сергей: В любом человеке присутствуют и светлая, и темная стороны. И в этом балете наш хореограф Юка Ойши хотела показать обе стороны Григория Распутина. Но не нужно думать, что «темная» — это обязательно какая-то страшная, злая сторона. Она может быть и достаточно веселой.

— Как вы лично относитесь к фигуре Распутина? Видите ли в себе какие-то сходства с ним?

Сергей: Я читал про Распутина, он действительно очень интересный исторический персонаж. Но в балете мы хотим показать его не как героя книг и хроник, а как живого человека. Что касается сходства… Когда исполняешь роль, пытаешься прочувствовать своего персонажа, в любом случае вносишь в его характер какие-то свои черты.

— Насколько балет соответствует историческим событиям?

Сергей: Исторические события мы не перевираем. Но главное в балете не историческая сторона вопроса, а человеческие отношения. Как внутри царской семьи, так и в контексте их общения с Григорием Распутиным.

— Почему хореографом постановки о сибирском крестьянине и его отношениях с Николаем II стала японка Юка Ойши?

Сергей: Юка удивительно тонко чувствует любую историю, любого персонажа. История Распутина изначально была ей очень интересна. Она изучила огромное количество материалов, как о нем лично и о царской семье, так и в принципе о той эпохе. Не удивлюсь, если в материале она сейчас разбирается лучше, чем мы с вами.

— Что изменилось в балете после мировой премьеры в Лондоне в 2019 году?

Елена: Для меня лично изменилось мое отношение к моему персонажу — императрице Александре Федоровне. Я сама стала мамой и теперь еще лучше понимаю мою героиню. Да, она царица, но в первую очередь она — мать. И я сама чувствую весь этот спектр эмоций: ужас и отчаяние, когда заболел ее ребенок. С другой стороны — счастье, когда ребенка удалось исцелить. И, конечно, ее безграничную благодарность человеку, который спас ее сына, царевича Алексея.

— Когда состоялась премьера, газета Guardian написала: «Татуировка Путина на груди Полунина затмевает все». Сергей, как вы относитесь к критике вашего творчества в Великобритании?

Сергей: У меня всегда были достаточно непростые отношения с английскими критиками. Но я просто принимаю это как данность.

— Как английская публика встречает вас после ухода из Королевского балета?

Сергей: Если говорить на примере «Распутина», публика в Лондоне приняла нас очень хорошо. Видно было, что им очень понравился балет.

Елена: Да, после спектакля все встали — и долго аплодировали и кричали. Это было очень приятно.

— Елена, как вы относитесь к татуировкам Сергея?

Елена: Я хорошо отношусь к тату Сергея. Я считаю, что каждый человек вправе самовыражаться, как он хочет. И если у Сережи был период в жизни, когда он чувствовал, что ему хочется сделать тату, если ему это нравилось и давало силы – почему нет? В этом нет ничего плохого.

— А у вас есть тату?

— Елена: У меня у самой есть одна татуировка на ноге, я сделала ее после Олимпиады. Это фраза на латыни «Cum deo» — «С Богом».

— Смогли бы вы набить на своем теле портрет Путина или другого политического деятеля?

Елена: Пока я больше никаких татуировок делать не хочу.

— Бывают ли у вас какие-то сложности при работе в паре? Поделитесь секретом, как разграничивать рабочие и семейные отношения.

Сергей: Нет, у нас не возникало проблем при работе в паре. Мы всегда друг друга поддерживаем и в совместных проектах, и в самостоятельных. И честно говорим друг другу, когда что-то нравится или не нравится.

Елена: Мы не смешиваем рабочее и личное. Тут нет какого-то особенного секрета, просто так у нас сложилось. Главное, что есть доверие и поддержка. Я знаю, что Сережа поддержит меня всегда и во всем, я точно так же сделаю для него. Наверное, поэтому проблем в паре у нас и не возникает — просто все проблемы у нас общие, и решаем мы их вместе.

— Елена, недавно вы снялись в клипе популярной зарубежной певицы Sia на песню «Music», режиссером которого стал Сергей. Расскажите о знакомстве с исполнительницей. Как вы договорились о сотрудничестве?

Елена: Лично с певицей Sia я не знакома, но мне давно нравилась ее музыка. И я хотела станцевать именно под песню Sia. Мой менеджер связалась с компанией Warner, мы получили разрешение на то, чтобы снять видео на трек «Music». Нам сказали — если певице понравится, она опубликует у себя на официальном YouTube-канале. Так и получилось.

— Какие эмоции от сотрудничества с Sia вы получили?

Елена: Я вообще получила от работы над этим видео незабываемые впечатления. Танец мне поставил Сережа, он был и режиссером видео. Часть, где я танцую на льду, мы снимали на Аляске — на замерзшем озере и в ледяной пещере. И, как вы понимаете, было очень очень холодно, где-то минус 20. В общем, экстремальные условия, но мы со всем справились. Оно того стоило!

— Сергей, недавно вы стали режиссером нового видео Антона Корбина на песню «In Your Room» группы Depeche Mode. Расскажите о сотрудничестве с Антоном. Ведь этим одним видео оно не ограничится?

Сергей: Антон невероятно талантливый человек. Меня с самого начала поразила многослойность его работ, то, как он чувствует и показывает каждое движение человека — не только на видео, но и на фото. Я счастлив, что познакомился с ним, что мы поработали вместе. И рад, что наше совместное творчество продолжится. Антон будет режиссером «Dancer II» — продолжения документального фильма о моей жизни.

— Как прошли съемки видео? Тяжело ли было танцевать в таких экстремальных условиях?

Сергей: Видео «In Your Room» мы снимали на острове в Нидерландах. Условия были, конечно, не такие экстремальные, как на Аляске, где мы снимали видео Елены на песню Sia «Music». Но было непросто. Во-первых, был очень сильный ветер. Во-вторых, сцена, на которой я танцевал, был покрыта тонким слоем воды, из-за чего пол был очень скользким. Антон пошутил, что в таких экстремальных условиях мне было даже проще изобразить внутреннюю борьбу моего персонажа.

— Елена, балет сложнее фигурного катания? Если да, то в чем? Ведь в катании такие скорости и риски…

Елена: Для меня, конечно, фигурное катание легче. Я с 4 лет этим занималась, это мой мир, моя сфера деятельности. Что касается балета, это максимально сложная профессия, я очень уважаю артистов балета, это действительно адский труд с самого раннего детства, невероятные нагрузки. Если говорить о «Распутине», это не классическая история — это драматический балет. Здесь не так важна специальная подготовка, как способность раскрыть образ и эмоции героев на сцене. И еще одно важное отличие от фигурного катания — тайминг. У нас номер длится 4 минуты, за которые нужно успеть показать все — и технику, и артистизм. А в балете на это намного больше времени, и это круто. Для меня это был очень интересный опыт.

— Хотите ли вы продолжить карьеру в балете?

Елена: Ну, если Сережа еще раз меня уговорит… То, конечно, подумаю... (Смеется)

— Сергей, как относитесь к возможному сотрудничеству с фигуристами? С кем из спортсменов вам интересно было бы поработать?

Сергей: О фигуристах не скажу, но если вопрос о спортсменах в принципе, то я бы с радостью поработал с Конором Макгрегором.

— Насколько современные фигуристы близки к танцорам и развиты в плане хореографии?

Елена: Сейчас у нас стали намного больше внимания уделять хореографической подготовке фигуристов, что не может не радовать. Я говорю не только о классических танцах, но и современных — хип-хопе и так далее. На Западе так уже давно делают, у нас пока не настолько активно и углубленно, но значительно больше, чем еще несколько лет назад.

— Елена, как вы приняли решение об уходе из академии Плющенко?

Елена: Я не уходила из Академии. Мы сразу договаривались, что я работаю и помогаю им не на постоянной основе, так как уже тогда у меня был «Ледниковый Период», например. Я очень люблю и уважаю Яну Александровну [Рудковскую], Евгения Викторовича [Плющенко] и всю их команду. Они делают действительно важное дело, и мне очень нравится их современный – западный — подход к фигурному катанию. Когда у меня есть свободное время, я всегда помогаю — и готова и в будущем помогать спортсменам академии. Но при этом, конечно, на первом месте для меня всегда будет наша с Сережей семья и совместные проекты.

В России «Распутина» покажут 21 июня в «Крокус Сити Холле».

Картина дня