«В моей душе всегда живет рок»: интервью с Юлией Савичевой

Юлия Савичева — о «Фабрике звезд», «Евровидении», личной жизни и творчестве

Слушать
Остановить
Юлия Савичева — одна из главных российских звезд нулевых, известная по песням «Высоко» и «Если в сердце живет любовь». Несколько лет назад она ушла с лейбла Максима Фадеева и теперь строит полностью сольную карьеру. В преддверии московского концерта певица рассказала «Газете.Ru» об участии в «Фабрике звезд», отношении к «Евровидению», рождении ребенка, успешном совмещении семейной жизни и карьеры, а также последнем альбоме.

— Когда и как вы пришли в музыку?

— Мне было три года, когда Макс [Фадеев] увидел меня, танцующую на столе. После этого он в первый раз вывел маленькую меня на сцену Курганской областной филармонии во время концерта. И попросил сымпровизировать под песню «Время диких зверей».

Чуть позже, когда мне исполнилось шесть лет, мы переехали в Москву, а Макс начал работать с Линдой. Еще спустя год — на пляже в «Орленке» — он случайно услышал, как я пою песню Уитни Хьюстон «I Will Always Love You», которую выучила просто для себя. Макс был очень удивлен и попросил меня спеть еще раз. Тогда все и началось. Меня просили петь в школе, на праздниках, дома. Макс брал меня в студию записывать треки, на съемки клипов.

— В 2003 году вы, 16-летняя девушка, стали финалисткой шоу «Фабрика звезд». Как это было?

— Тогда мы постоянно находились в замкнутом пространстве при ярком свете софитов, под круглосуточным наблюдением камер. На природу нас начали вывозить только ближе к концу первого месяца нахождения на проекте. И выезды происходили раз в неделю.

Эта атмосфера нахождения в четырех стенах очень влияла на психику — и, как впоследствии выяснилось, на здоровье. Нам очень не хватало свежего воздуха и солнца.

Но так или иначе, «Фабрика» в первую очередь запомнится мне феерией и двумя хитами — «Высоко» и «Корабли». За это я безумно благодарна Максу.

— На российском телевидении сейчас немало музыкальных шоу талантов, но они, несмотря на собственную популярность, кажется, не делают из своих победителей настоящих звезд — в отличие от той же «Фабрики». Почему так происходит?

— Сейчас шоу в основном построены на исполнении чужих песен. Нового, самобытного, авторского контента, как на «Фабрике», к сожалению, нет. Вспомните, сколько хитов вышло во время проекта: «Когда я стану кошкой», «Вова-чума», «Высоко», «Шоколадный заяц». Они до сих пор звучат на радиостанциях. Считаю, что перепевками и собственными интерпретациями уже состоявшихся песен сегодня никого не удивишь. А для написания новой песни, подходящей артисту, нужно прикладывать большие усилия, продумать образ. Сейчас все встало на уровень быстрого интернет-контента. Поэтому и качество соответствующее.

Но и формат проекта «Фабрика звезд» уже изжил себя. Нужно делать новое шоу с новым авторским материалом. И подавать это под другим соусом, чтобы зрителю было интересно наблюдать за событиями.

— После «Фабрики» вас настигла дикая популярность. Как изменилась ваша жизнь с того момента?

— С тех пор столько всего произошло: взлеты и падения, появление и исчезновение артистов. Для меня все это — бесценный опыт. Я с детства на сцене и уже точно по-другому не смогу. Сцена — навсегда.

Но в то же время очень важно находить золотую середину между личной жизнью и профессией. В определенный момент я поняла, что без ребенка и материнства не смогу быть счастливой. Но и без моей профессии буду несчастна. Те, кто думал, что я стала мамой и на этом мой творческий путь закончен, ошибался. Это только начало! У меня грандиозные планы, много сил. И мне всего 34 года.

Конечно, я изменилась. Стала женой, мамой и уже два года продолжаю свой творческий путь самостоятельно. Изменилось все, что нас окружает, — и это связано не только с пандемией. Большие изменения в нашу жизнь внес интернет.

— В 2004 году вы приняли участие в «Евровидении». Как сейчас относитесь к конкурсу? Нравится ли он вам в своем текущем состоянии — с его политическим и социальным подтекстом?

— «Евровидение» — отдельная планета. Я ежегодно слежу за ним с тех пор, как сама приняла участие. Это прекрасный музыкальный конкурс. Как бы кто ни говорил о вмешательстве политики. Считаю, что музыка всегда вне политики.

— Брутальный образ, который был свойственен вам в начале карьеры, отличился от стиля почти всех звезд российского шоу-бизнеса того периода. Короткая стрижка, кеды, юбки в клетку — скучаете по этой моде?

— Я не скучаю. Это время было, но прошло. В тот момент данный образ подчеркивал мой юношеский максимализм, любовь к альтернативной музыке. Это было самовыражение. Всему свое время. Сейчас я не хочу выглядеть так же, как тогда. Я стала более женственной, агрессия ушла. Но так или иначе, в моей душе всегда живет рок. Вне зависимости от того, какое платье или костюм я надела.

— Сейчас постепенно приходит другое музыкальное поколение. Вы — как звезда — ощущаете, что сцену приходится делить с новыми артистами? И кто из молодых музыкантов вам больше всего нравится?

— Молодое поколение должно приходить. Грустно то, что появляется новый исполнитель со своим хитом — и через несколько месяцев исчезает. Я всегда за то, чтобы новые артисты появлялись и оставались надолго, боролись за свое присутствие в шоу-бизнесе, выражали себя через песни и не поддавались влиянию славы и денег.

За последнее время меня порадовала группа Rauf & Faik. Maruv — очень самобытная, интересная и харизматичная. Сюзанна.

— В 2020 году у вас вышел альбом «CLV» — первый вне лейбла и первый после ухода от Фадеева. Как на него отреагировала ваша аудитория?

— У моей аудитории была потрясающая реакция. Я не выпускала альбомы на протяжении шести лет, все устали ждать, когда же это произойдет. «CLV» — мой первый самостоятельный альбом. Его запись мы начали до пандемии и работали в обычном режиме, а большинство песен были написаны в период моей беременности.

В альбоме я заново переживаю эмоции последних трех лет своей жизни. Вложила всю палитру чувств: от безысходности и подавленности — до радости рождения ребенка, любви и веры в самое светлое. Я очень счастлива, что из этого альбома состоялись радиохиты «Любовь найдет» и «Больше не терять». Кроме того, люди прониклись песнями «Забудь», «Селяви», «Тик-так».

— Сложно ли вообще работать без лейбла?

— Когда ты являешься самостоятельным артистом, на твои плечи ложится огромное количество задач и ответственность за все процессы. С одной стороны — это обеспечивает прозрачность всех дел. С другой — это огромная нагрузка.

Конечно же, мне помогает команда: это мой муж, который дает мне советы в музыкальных вопросах, юрист, финансист, концертный директор, специалисты по социальным сетям и пиару. Я лично занималась подбором штата и полностью доверяю им. Каждый занимается вопросами своей сферы деятельности, но последнее слово всегда за мной. Я организовала все рабочие процессы таким образом, чтобы иметь контроль во всех сферах и быть в курсе событий. Начиная с утверждения фотографий для печати в СМИ — и заканчивая звучанием песен.

Находясь в продюсерском центре, не нужно волноваться о чем-либо, за тебя все решения примут другие. Задача артиста — вовремя выйти на сцену, петь и хорошо выглядеть. А получив самостоятельность, начинаешь учиться всему, до чего не допускали ранее. Где-то я набивала шишки, но, как говорится, тяжело в учении, легко в бою.

Что касается разрешения музыкальных задач, здесь мне немного проще, потому что все ориентировано на мой вкус — и есть четкое понимание этой индустрии. У меня был прекрасный учитель, у которого я училась всему с самого детства.

— В одном из интервью вы рассказывали, что Фадеева в один момент будто подменили. И также упоминали, что в этой истории замешаны «магические процессы». Вы верите в потусторонние силы?

— Я верю в судьбу. Если в мир отправлять негатив, то он так или иначе к тебе вернется. То же самое происходит и с позитивом.

— На ваш взгляд, Фадеев перегорел?

— Макс всегда был, есть и будет моим учителем, а учителя вне обсуждения.

— Вы часто упоминаете: «Сцена — мое призвание». Когда решили родить ребенка, понимали в тот момент, что не уйдете со сцены?

— Это один из самых сложных моментов моей жизни. Решив пропасть со всех радаров, я точно понимала, что для меня и моей семьи важнее заняться здоровьем, отключиться от работы. Иначе вселенная не позволяла сделать того, к чему мы стремились в течении пяти лет. Я ни о чем не жалею. Тогда мы с мужем научились жить вместе по-новому.

Я благодарна всем тем, кто ждал моего возвращения на сцену, искренне переживал. В итоге все сложилось замечательно: у нас появилась Аня, я занимаюсь любимой профессией, и этот сложный период мы прошли вместе достойно.

— Как совместить семью и успешную карьеру на сцене, чтобы не нанести травму ребенку?

— Артист — очень сложная профессия. Как морально, так и физически. Я благодарна нашим бабушке и дедушке за их поддержку и помощь во всем. Очень важно постоянно находиться с ребенком на одной волне, не терять ниточку взаимопонимания, беспокоиться друг за друга и ни в коем случае ничего не утаивать от ребенка.

Совмещать карьеру и личную жизнь сложно, но это возможно. Главное — желание и голова на плечах.

— У вас была послеродовая депрессия. Как с ней справились?

— Послеродовая депрессия была, но на тот момент я не знала, что это именно она. Я благодарна мужу, его сестре и свекрови, которые были рядом и во всем мне помогали. Это выручало на 100%

— На ваш взгляд, почему многие люди в России отрицают существование депрессии как таковой?

— Люди советской закалки привыкли жить, никому ничего не рассказывая, все по стандартам, как у всех. Если у кого-то происходили события, выходящие за рамки этих стандартов, общество воспринимало это в штыки.

Я считаю, что утаивания и неприятие многих вещей связаны именно с этими отголосками советского воспитания. Также огромную роль на восприятие оказывает само отношение к медицине. Раньше оно было крайне халатным. Сейчас ситуация улучшилась, и молодежь стала более сознательно относиться к вопросам, связанным со здоровьем — как психологическим, так и физическим.

— Ваша дочь живет в Португалии. Почему?

— Это решение нашей семьи. Сейчас Аня ходит в детский сад, где дети разных возрастом не разделены: большие помогают и поддерживают маленьких. Еще их вывозят с прогулками к океану или к озеру. Также в программе есть очень интересный формат ужинов для стариков: в детских садах накрывают столы, и пожилые люди кушают вместе с детьми, общаются, играют. Это меня очень поразило.

— Одна из самых известных ваших песен — «Если в сердце живет любовь», которая стала саундтреком хитового сериала нулевых «Не родись красивой». Чем для себя объясняете его сумасшедшую популярность?

— Сериал «Не родись красивой» — о том, что любая девушка, которая не верит в себя и, казалось бы, выглядит серой и незаметной, может добиться всего. Трансформироваться внешне, если захочет. При этом остается собой, верит в любовь. Это современная история золушки.

— Что бы вы хотели изменить в нашем менталитете, культуре, чтобы улучшить жизнь женщины?

— Я ничего не хотела бы менять. У каждой страны есть свой менталитет. Но так или иначе он будет преобразовываться из-за сильного влияния интернета. Сегодня у каждого есть возможность наблюдать за людьми в других странах, не выходя из дома. Это влияет на сознание людей, восприятия себя и мира. Спустя время смешение будет увеличиваться — и таким образом мы придем к чему-то общему.

— 3 сентября у вас состоится концерт — каким он будет?

— Я выступаю в Москве, в клубе «16 тонн». Это будет искреннее и очень радостное для меня событие, потому что после долгих ограничений из-за пандемии соберутся все те, кто любит мою музыку, мое творчество. Обязательно приедут ребята из фан-клуба. Это очень ценно. Мы вместе будем петь хиты и песни с альбома «CLV». А еще на концерте 3 сентября я презентую свою новую песню.