Новости

«Родитель скучает без внимания детей»: Светлана Немоляева — о новой роли, советском кино и семье

Светлана Немоляева объяснила, чем советское кино отличается от российского

На «Кинопоиске» состоялась премьера короткометражной ленты Александра Котта «ГОГОL-МОГОL» — о взаимоотношениях родителей и детей. В интервью «Газете.Ru» исполнительница главной роли в проекте — звезда «Служебного романа» и Театра им. Маяковского Светлана Немоляева — рассказала о различиях советского и современного кино, любимых фильмах со своим участием и отношениях с творческой семьей.

— Чем вас зацепила идея проекта «ГОГОL-МОГОL»?

— Это общечеловеческая, жизненная история об отношениях родителей и детей. Каждый родитель мечтает о более частом проявлении знаков внимания от своего ребенка. И любви. Я имею в виду, конечно, нормальные семейные отношения.

Безусловно, эта проблема затрагивает многих. Мне она тоже близка. Хотя мои дети — полная противоположность главному герою. У меня есть замечательный сын, его невестка мне как дочь, внуков я невероятно люблю. Не страдаю от отсутствия внимания, но как человек, проживший с семьей всю жизнь, могу представить себе, что это такое. Родитель, особенно в возрасте, когда проходит определенный жизненный стаж, скучает без внимания своих детей.

Для меня это понятно, поэтому проект меня и привлек. Когда я прочла сценарий, подумала, что этот фильм очень интересно решен — в нем показывается своеобразная манера общения мамы со своим сыном. Она скучает без него и счастлива хоть немножко с ним посидеть, посмотреть на него — это все очень неординарно и по-новому.

— В фильме вы исполнили как раз роль матери. Можно ли сказать, что в данном случае сыграли саму себя?

— В любую роль актер вносит часть своего внутреннего мира и своих чувств. Иначе она просто не будет правдивой, искренней. Повторюсь, для меня проблема, отраженная в ленте, — понятна. Мне совсем не сложно было выразить, прочувствовать и прожить данную часть фильма. Это очень понятная проблема, приносящая многим родителям горькие минуты.

— В одном из интервью вы говорили, что актеры очень ранимы на замечания, поставив в пример вашего мужа Александра Лазарева — у него всегда были непростые отношения с режиссерами. В этом плане как у вас сложилось с Александром Коттом?

— У меня с ним сложились очень хорошие отношения. До этого мне не приходилось работать с Коттом, но когда он меня пригласил, я была невероятно рада сняться у него. Александр — очень славный человек, очень знающий, очень понимающий. Он знает, что делает и что ему надо.

Когда я пришла на площадку, то сразу же ему сказала: «Вы меня, пожалуйста, не стесняйтесь. Ради Бога, делайте мне замечания, говорите, что я делаю не так». Ну, я же старше его намного… Очень многие молодые режиссеры немного побаиваются меня из-за того, что мне много лет и у меня достаточно большой опыт. Но я им всегда говорю, чтобы они не стеснялись говорить замечания.

Ведь я артистка сугубо театральная и могу недоиграть. Александр меня услышал, и у нас сразу же возникло взаимопонимание, что бесценно. Особенно, когда получается результат. Ведь результат получается только тогда, когда есть полное понимание между актером и режиссером.

То же самое могу сказать о Толе Белом (исполнитель роли сына — «Газета.Ru»). Я в первый раз с ним столкнулась как с партнером по работе, и он произвел на меня замечательное впечатление. Белый — очень тонкий актер. У нас с ним произошло слияние душ и взаимопонимание.

— Котт, объясняя смысл короткометражки, сказал, что у современного человека понятия «стресс» и «норма» перепутаны местами. На ваш взгляд, это проблема только современного поколения — либо же она проявлялась и раньше?

— Думаю, сейчас поменялась сама форма — в нашей жизни появились такие вещи, которые поставили бы в ступор и Александра Сергеевича Пушкина. Все наши дела в интернете. Общение между людьми в основном происходит в телефонах, компьютерах, а не при личной беседе. Но в целом, конечно, у людей ничего не меняется — каждый нуждается в любви, заботе, внимании, страдает от одиночества и стремиться к общению. Просто немного изменяется сам мир. Эти проблемы вы найдете в любой век.

— Как вы сами справляетесь со стрессом, переключаетесь с работы на себя?

— Моя жизнь подчинена двум ипостасям: семье и театру. Самый большой стресс в моей жизни — уход мужа (с Лазаревым Немоляева прожила в браке более 50 лет, он скончался в 2011 году — «Газета.Ru»). Большего ужаса я в своей жизни не переживала.

В театре, если у меня какая-то неудача, то это, так сказать, моя беда, с которой я научилась за годы жизни справляться. А вот если происходят какие-то неприятности в жизни моего сына или его семьи, то мне это тяжелее переживать. Но когда мы вместе, когда мы рядом и поддерживаем друг друга — это гораздо легче. Для человека, который прожил большую жизнь, огромное значение имеет общение с домом, своим родным, любимой работой.

— Как вам кажется, материнство — это непрекращающаяся работа? Ведь герой «ГОГОL-МОГОL» уже взрослый, но даже в таком возрасте его направляет мать...

— Конечно, как говорится: я — мама, и ребенок для меня все равно остается малышом до самого конца. Я это даже по себе замечаю. Мне уже довольно много лет, и сын у меня уже взрослый, но я все время ему говорю, как нужно или не нужно делать. Все равно ощущаю себя мамой маленького ребенка, которого надо учить. Это уже заложено — и, по-моему, это у всех так. Молодых, конечно, это раздражает, и они начинают сердиться.

Это вечная история: родители хотят видеть в своих детях малышей, а повзрослевшие дети — жить самостоятельно. Но опять-таки — речь о нормальных семьях.

— Ваша героиня в «ГОГОL-МОГОL» постоянно сетует, что ее сын использует англицизмы и современный сленг. Как вы сами относитесь к трансформации языка у молодежи?

— Я очень консервативна, как и моя героиня. Живу в своем мире, поэтому мне непонятно, что происходит вокруг меня сейчас. И совершенно не умею обращаться с интернетом. Даже сейчас, когда в эфире телевидения употребляют непонятные слова — как, например, «гаджеты», «онлайны», у меня создается ощущение, что я нахожусь в другом государстве, где говорят на другом языке.

Знаете, я поражена тактом моих детей и их терпением, когда они помогают мне прочесть какое-то СМС-сообщение. Они не смеются, не раздражаются, а помогают.

Была интересная ситуация, когда внучок был еще маленький. Тогда он пришел к маме — моей невестке — и сказал: «Мама, я узнал такую вещь, что существуют люди, которые не умеют ни читать, ни писать CМС». И ему мама на это ответила: «Да, я таких знаю. Прежде всего, это твои бабушка с дедушкой» (смеется).

— Вы довольно часто снимаетесь в кино и играете в театре. Не устаете от графика?

— Конечно, устаю. Мне ведь уже очень много лет. Но я настолько люблю театр и свои роли, что, думаю, меня оттуда вынесут только вперед ногами, сама я не уйду. С кино — сложнее. Потому что театр до сих пор живет прежней жизнью — творчеством, искусством. А в кино сейчас превалируют сроки, все надо делать быстрее и еще быстрее. Там диктуют свои законы, к которым я не привыкла, потому что снималась в другом кино. Приходится приспосабливаться, конечно.

— У вас присутствует ностальгия по тому, прошлому кино? Есть ли ощущение, что сейчас кино стало хуже?

— У меня есть, конечно, такое ощущение. И не у меня одной. Часто встречаю людей — случайных прохожих — которые спрашивают у меня: «Скажите, почему у нас не снимают такое кино, которое снимали тогда, в СССР?»

И у меня самой тоже есть ностальгия, ведь тогда было очень много творчества — превалировало искусство в самом высоком и прямом понимании этого слова. Сейчас пришли продюсеры, пришли деньги, не государство курирует все это… Раньше ты приезжал в павильон на «Мосфильм», и тебе не надо его оплачивать — и аппаратуру всю давали бесплатно.

Теперь же все по-другому решается — за каждый чих надо платить. И, конечно, тебе никто не даст снимать 100 дублей. А все-таки качество зависит от количества. Как говорил Чайковский: «Вдохновение — это такая гостья, которая не любит посещать ленивых». Нужно проделать огромный труд, чтобы сделать хорошее кино, а труд... Труд — это время, находки и поиск. Поэтому мне кажется, что сейчас очень сложно получить результат, который был у советского кино.

— Ролью в каком фильме вы гордитесь больше всего?

— Я не хочу обижать никаких режиссеров, с которыми работала, но, конечно, те фильмы, которые я сняла с Рязановым, — для меня они самые дорогие. Очень люблю их и очень рада, что они до сих пор не устарели — и что они нет-нет да и пойдут на экране. Мне это очень дорого.

— Случались ли у вас моменты, когда вжиться в амплуа героя было невероятно сложно, — не только в кино, но и в театре?

— Это было в театре, безусловно. Я не могу сказать, что у меня были прямо совсем сложные роли в кино, а в театре — конечно. Особенно в период работы с Андреем Гончаровым (экс-худрук Театра им. Маяковского — «Газета.Ru»). Мне тогда было очень трудно репетировать, и я даже не представляла, как смогу выйти из этого победителем. Но Гончаров был настолько талантливым, что когда проходил этот мучительный процесс репетиций и подходило время к премьере, ты понимал, что все-таки он добился результата.

— В некоторых фильмах вы снимались со своим сыном и даже внучкой. Как вам удается разграничивать работу и личную жизнь?

— Наши отношения на площадке сугубо партнерские — и у сына, и у внучки со мной. Это нам очень облегчает жизнь. Если бы мы еще вносили в работу свои семейные отношения, то это было бы гораздо сложнее. У нас это как-то с самого начала пошло без всяких отклонений. Просто как партнеры. Это, конечно, очень важно.

— Ваша семья практически вся актерская. С одной стороны — это хорошо, ведь происходит абсолютный симбиоз творческий людей, но с другой — это же и становится бичом во взаимоотношениях. Если говорить о вашем личном опыте, каково это — сосуществовать вместе людям одной творческой профессии?

— Я могу с вами согласиться. Может быть, у кого-то так и есть. Но у нас с моим Сашей (супругом — «Газета.Ru») никогда такого не было. Да и вообще — у нас были очень занятные отношения. Под конец его жизни мы очень много играли и репетировали вместе.

Учитывая, то как хорошо мы друг друга знали, часто делали замечания друг другу и работали друг с другом. Особенно Саша. Придет после репетиции и начнет мне что-то говорить, показывать и подсказывать. Тогда я ему всегда в шутку отвечала: «Саша, у тебя тоже очень хорошая роль. Занимайся собой, ради Христа.»

Мы всегда друг с другом работали, и это совершенно не мешало, а, наоборот, веселило. У нас с ним между театром и домом границы не было. Мы когда уходили после репетиции, то шли домой и продолжали репетировать — нас никогда это не смущало, а было только в радость.

— Многие поклонники отмечают, что вы очень хорошо выглядите. В чем секрет вашей вечной молодости?

— Ну, во-первых, вы мне слишком большой комплимент делаете. Я не могу его принять. Но могу сказать, что главное — это любовь к профессии. Я люблю свой театр и свои роли, коллег по профессии. Это заставляет меня оставаться в тонусе и не распускаться.

***

По сюжету фильма «ГОГОL-МОГОL» взрослый мужчина (Анатолий Белый), вынужденный ради успехов на работе жертвовать общением с семьей, приглашает свою маму (Светлана Немоляева) в ресторан — отдохнуть от суеты, пообщаться с родным человеком и наконец выйти из состояния перманентного стресса. Но все сразу идет не так — мама не может разобраться с меню, а телефон разрывается от звонков по работе.

Загрузка