«Энканто»: мультик Disney про семью магов из Колумбии — ужасно милый, но не без вопросов

Рецензия на мультфильм «Энканто»

Слушать
Остановить
25 ноября в прокат выходит 60-й полнометражный мультфильм Disney — «Энканто». Его герои — члены волшебной семьи Мадригаль из потаенной колумбийской деревни. Все дети в этой семье получают магические способности — все, кроме Мирабель. Однако именно она спасет родных, когда те начнут терять свое волшебство. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков рассказывает, почему «Энканто» — одновременно огромное достижение и пример того, что Голливуду предстоит еще много работы.

15-летняя Мирабель — дочь из магической семьи Мадригаль, что обитает в зачарованном местечке Энканто посреди колумбийских гор. Все дети, рожденные с фамилией Мадригаль, получают необычные способности: кто-то умеет менять внешность, кто-то управляет растениями, кто-то — животными, кто-то чрезвычайно силен, а кто-то даже предсказывает будущее. Все, кроме Мирабель: она так и осталась обычным человеком, из-за чего чувствует себя белой вороной, хотя старается не унывать — и мечтает лишь о том, чтобы быть полезной наравне с остальными. И когда семейство столкнется с перспективой лишиться магических сил, спасать положение придется именно Мирабель.

Говоря об «Энканто», родившийся в Колумбии актер Джон Легуизамо отмечает: «Это ключевой момент моей жизни — увидеть целый латиноамериканский каст в 60-м [полнометражном] мультфильме Disney. [Компания] в некотором смысле выступает культурным мерилом по всему миру. Если ты в «диснеевском» фильме, значит, твой народ добился успеха».

От этих слов одновременно радостно и грустно. С одной стороны, и правда ведь огромное достижение: юбилейная работа главного производителя семейного контента на планете целиком посвящена колумбийской культуре, что воспевается здесь с неподдельной теплотой и нежностью. С другой, ни одна организация — и уж тем более коммерческая компания — не должна обладать подобной силой: следуя логике Легуизамо, если кого-то в «диснеевском» фильме нет, значит, этот кто-то (например, целый народ?) недостаточно значим.

С третьей стороны, лучше так, в смысле хоть как-то, чем совсем никак. Здесь, правда, обращает на себя внимание низость текущего порога «прохождения» (в конце этого пути сияет прилежное следование принципу «ничего для/про нас без нас»): среди всех режиссеров, сценаристов и продюсеров, работавших над мультфильмом про Колумбию, нет ни одного человека, связанного с этой страной (из ближайшего — продюсерка Иветт Мерино, имеющая мексиканское происхождение). Музыку для картины — и это важнейший в данном случае аспект, даже не из-за жанра мюзикла, а из-за, опять же, сосредоточенности на Колумбии, — написали Джермейн Франко («Моана») и Лин-Мануэль Миранда («Гамильтон»), люди с мексиканскими и пуэрто-риканскими корнями. При этом даже сам Миранда упоминает важные нюансы, собственно, не позволяющие стричь всех под одну гребенку: «Многие ритмы мне знакомы, но инструментовка и оркестровка отличаются и часто уникальны для Колумбии».

Все это указывает на то, что двигаться дальше дежурного заполнения чекбокса «латиноамериканцы» никто не считает нужным — во всяком случае в Disney и во всяком случае сейчас. К чести авторов, они, судя по всему, довольно тщательно изучили культуру выбранной ими страны — и в процессе работы над «Энканто» активно консультировались с экспертами, стремясь к максимальной аутентичности. И все же, пускай мультик служит благородной цели нормализации этнического разнообразия и отказу от экзотизации, преимущественно колумбийских каст, которым тут все исчерпывается (для российского дубляжа это, разумеется, не актуально, слушайте Регину Тодоренко и Тимура Родригеза), кажется недостаточной мерой.

Что до самого мультфильма (да, рецензия начинается только здесь, простите), то он ослепительно красив и до ужаса трогателен — но для кого это станет новостью? «Энканто» — чудесное семейное развлечение, вдохновленное магическим реализмом Габриэля Гарсиа Маркеса (картина, правда, далеко уходит от присущих жанру недосказанности и неочевидности в сверхъестественном, как раз делающих его естественным). Поговорить хочется скорее о том, насколько глубоко лента забирается в изучение погодных условий, установившихся внутри большого семейства, — насколько тяжелые и травмирующие вещи она на самом деле показывает.

Мирабель беспрерывно твердит — скорее не окружающим, а самой себе, — как замечательна ее семья, но на деле ежедневно сталкивается с полноформатным психологическим абьюзом со стороны родственников. Главным образом бабушки Альмы — суровой матриархини, держащей всех носителей фамилии Мадригаль в ежовых рукавицах. И глубоко (а главное, безосновательно) разочарованной в своей внучке, что так и не получила магических способностей. Каждый член семьи по-своему ранен, у каждого есть свои тревоги — и именно по этой причине над их единством нависает дамоклов меч, спастись от которого можно лишь путем коллективного исцеления. Так, разумеется, и происходит в финале. Но здесь же, буквально в последнюю минуту, «Энканто» делает роковую ошибку, фактически восстанавливая статус-кво и противореча предыдущему анти-иерархическому посылу. Мадригаль (не сочтите спойлером) вновь обретают статус кого-то вроде местных монархов и возвращают утраченную магию. Магию, которая была дарована им как средство защиты, как способ уравнять шансы в борьбе с миром, который был к ним жесток и несправедлив, как компенсация их лишений и потерь. Магию, которая им уже вообще-то не нужна.

Загрузка